На главную Все материалы Хулиномика Глава I

Хулиномика Глава I

66
0

Публикация книги Алексея Маркова
Хулиномика

Финансовые рынки для тех, кто их в гробу видал

Об этой книге
Люди без экономического образования зачастую не понимают базовых
вещей, потому что в их представлении финансы — это что-то из области
бухгалтерии. Пыльные папки с подписями «счета-фактуры», мрачные тётки с
гнездом аиста на голове, у них ещё вечно ломается виндоуз, а «принтер
печатает крякозябры, Юра-компьютерщик, помоги, у нас ничего не
работает, я говорю, ничего не работает, ты что, идиот?», чудовищная
программа «1С-Бухгалтерия», от одного вида которой нормальному человеку
делается плохо, проверки налоговой инспекции с выносом коробок из-под
ксерокса, «брат жены работает в Газпроме и говорит, что скоро дефолт,
что делать?». Я объясню жертвам этой парадигмы, что финансы к этим
явлениям не имеют никакого отношения. Финансовые рынки — это в первую
очередь интересно.
Как работает мировая закулиса? Когда будет дефолт (и почему его не
будет)? Зачем человеку облигации? Как устроена компания Уоррена Баффета и
почему именно так? Это всё интересные вопросы, но суровые тётки с синими
волосами наложили на них печать таинственности и присыпали полезные
знания нафталином. Я хочу рассказать, как всё обстоит на самом деле. У меня
есть чит-коды.
Кто здесь?
Сперва я должен сказать, что не вся информация в книге собрана лично
мной: примерно половина книги основана на моих лекциях курса
«Международные фондовые рынки» в магистратуре престижного вуза, а 2/3
этих лекций, в свою очередь, основаны на курсе нобелевского лауреата Роберта
Шиллера «Финансовые рынки» из Йельского Университета им. Навального.
Таким образом, добрая треть всех историй и объяснений — не моего авторства,
а товарища Шиллера. Но значительная часть кейсов совершенно новая, ведь за
два года после появления книга выросла в полтора раза.
Ещё один важный момент: хотя это и учебник по финансовым рынкам,
«Хулиномика» — не вполне научная книга, потому что, во-первых, при сборе
материалов я не записывал источники и далеко не всегда их указываю; во-
вторых, привожу размышления в безапелляционной манере — в науке это не
comme il faut, — так что для читателей это всего лишь моё личное мнение; и, в-
третьих, я не раз пользовался Википедией — что, очевидно, не есть научная
рецензируемая литература.
Личное же мое мнение основано на неплохом опыте создания, продажи
и банкротства разных бизнесов, успешной торговли на мировых биржах,
семилетнем опыте преподавания и научного руководства студентами, наличии
диплома кандидата экономических наук и живого любознательного ума. Я
работал вебмастером во французском стартапе (стартап разорился), трейдером
на бирже (довольно успешно, пять лет в плюс от 2% до 35% годовых),
портфельным управляющим в банке (было интересно, но банк обанкротился; к
сожалению, не из-за меня), создавал IT-бизнес (удачно, компания продана
большой австралийской корпорации), открывал магазины одежды для
сноуборда (крайне неудачно, 5 лет отдавал долги), поработал даже директором
швейной фабрики (уволился из этого ада через 2 месяца), вкладывался в сайты
и ставил на них рекламу (с переменным успехом). В данный момент
инвестирую в различные виды активов, преподаю, веду телеграм-канал, пишу
книги и занимаюсь музыкой.
Если вы заметили фактические ошибки или неточности в логике —
напишите мне на book@alexeymarkov.ru. Если книга на вас как-то повлияла
или помогла — напишите, как именно, мне интересно.
Редакторской правки у книги не было (и не будет). В этом вся её, сука,
прелесть. Впрочем, это уже одиннадцатая версия книги, и, конечно, она много
раз перепрочитана и исправлена — часто благодаря читателям. Всю историю
изменений можно посмотреть по ссылке.
Что внутри?
Книга поделена на три части по уровню читателя. Первый уровень — для
лохов; но, постигнув его, можно узнать об акциях и корпорациях всё
необходимое — и продвинуться на уровень выше. Вторая часть — более
глубокая, она о базовых принципах управления деньгами и о распределении
рисков, без пол-литра не разберёшься. А третья — для тех, кто «ты чо, самый
умный?». Там о мировой закулисе, о том, как всё на самом деле, и главное —
почему. Всё расставлено по возрастанию сложности: как в учебнике, только
интересно.
В первой главе я задаю тон всей книге: это в первую очередь развлечение
для скучающих гопников-интеллектуалов. Мы с моими маленькими
читателями попробуем представить себе мир как инженерную схему, этакий
мысленный каркас. Я пишу о том, что бывает, когда схема несовершенна, и
почему банки, а не негры потеряли дома во время ипотечного кризиса.
Рассказываю о появлении страхования и о многих других неожиданных
финансовых — и не только — изобретениях. Что такое информационные
технологии 19 века? Как Гитлер выплачивал пенсии? Кто сделал чемодан на
колёсиках? Казалось бы, ерунда. Но, скажу вам по секрету, всё это важно.

Во второй главе я подробно рассказываю о том, откуда взялись акции и
корпорации, чтобы вы поняли базовую идею организации современной
большой компании — типа Apple или Google. Как было у римлян, у генуэзских
купцов и у английской королевы, кто кормил гусей, кто устраивал туры в Тай и
кто кого облапошил.
Третья глава — про современное устройство международных
корпораций, советы директоров и проблемы управления такими штуковинами,
особенно если внутри сплошные говнюки и кретины. Как они проникают в
кресла председателей правления? Почему Карл Айкан их ловит и анально
карает? Чем Америка похожа на тазик с бухлом? Без сомнения, откровений тут
будет много.

В четвёртой главе я рассказываю об акциях, голосованиях и каким
образом оно всё оказывается на бирже. Сотона ли вы, если у вас ровно 666
акций? Как избирают Чубайса? Почему Уоррен Баффет не делает сплиты? Что
андеррайтеры называют красной селёдкой и чем они похожи на организаторов
концерта Стаса Михайлова? Все эти тайны будут раскрыты.

В пятой главе — о том, в чём смысл корпорации, куда девается весь
профит, почему нельзя рекламировать день отсечки, с каким P/E трейдеры
выпрыгивают из окон, как можно выплатить акционерам 160% прибыли, и
главный вопрос: может ли Павел Дуров купить Гугл целиком.

Шестая глава посвящена профессиональным участникам рынка:
брокерам, дилерам и процессу торговли на бирже. Тут всё о стакане заявок,
стоп-лоссах и коротких продажах. Кто кого заборет: антиквар или риелтор? Как
работает горлодёрик? Зачем ЦРУ запретило шорты? Целый ряд откровений.
Седьмая глава раскроет все тайны недвижимости. Чем финансировалась
торговля по Великому Шелковому Пути? Кто такие Фэнни Мэй и Фредди Мэк и
чем они виноваты перед американским народом? Как неграм впаривали
непосильную ипотеку? Как вложиться в здание с магазином «Пятёрочка»?
Обо всём этом вы узнаете, прочитав первую часть «Хулиномики». Она
всегда будет доступна бесплатно.

Левел 1: Финансы для гопников-
интеллектуалов

Глава 1
Финансы как технология
Инженеры представляют мир как конструкцию, и я, гуманитарий,
примерно так же. В этом и заключается секрет осознания экономики как науки.
Всё становится гораздо яснее, если представить, что финансы в глобальном
смысле — это в первую очередь технология. Так думать удобно и просто. Ведь
технология — всего лишь метод действия или способ производства чего-либо.
Конечно, тут много деталей, но для базового понимания финансовый
инструмент удобно представлять как инженерный инструмент или объект. Это
не сложнее, чем представить, зачем нужен циркуль, ящик или, например,
железнодорожный мост.
Существуют теории — математические, — которые помогают создавать
финансовые структуры, и они достаточно сложны — как, например, сложны
паровой двигатель или электростанция. У них много компонентов, которые
должны чётко работать без сбоев, а если сбой и случается, в работающей на
практике схеме будет много уровней защиты. Поэтому, прежде чем открывать
счёт у форекс-брокера, подумайте, доверили бы вы дворнику поиграть с
отбойным молотком у себя в квартире, если вам нужно всего лишь повесить на
стену фотку любимой жены или другой женщины.
Когда люди придумывают что-то новое, обычно сразу (или не сразу)
всплывают какие-то проблемы и недоделки. Через некоторое время технология
отрабатывается и начинает верно служить цивилизации. Никого не удивляет,
что паровые двигатели поначалу взрывались, а электростанции портили (и
продолжают портить) окружающую среду. Цивилизация шла дальше, а
инженеры извлекали уроки и строили новые двигатели и электростанции —
более эффективные и более безопасные.
Так и финансовые открытия несли и несут в себе некоторую опасность,
как, например, мы видели несколько лет назад во время ипотечного коллапса в
Соединённых Штатах, а наше правительство собственные фейлы позорно
называло «мировым экономическим кризисом». Но, как и в случае с
неполадками в паровом двигателе, это не повод отказываться от удачных
конструкций и принципиальных решений. Это лишь повод доработать схему и
поставить, где требуется, очередной предохранитель.
1.1. Смерть Кощея
Далеко-далеко в Калифорнии безработные негры думали, что дома
могут только дорожать, и банки почему-то думали точно так же — и выдавали
им ничем не обеспеченные кредиты. Безработный «покупал» дом за 150 тысяч
долларов без первого взноса, платил по 700 долларов в месяц, а через полгода
оказывалось, что его дом стоит уже 180 тысяч, он его продавал и покупал дом
за 200 тысяч, вложив виртуальное подорожание как первый взнос. Банк
доволен, негр доволен, агент по недвижимости ещё сильнее доволен. Только
когда каждый второй негр через год перестал платить по кредиту, а банки
попытались продать заложенные дома, выяснилось, что все дома на этой улице
уже выставлены на продажу и никто не хочет их покупать ни за 180, ни за 150,
ни даже за 100 тысяч.
А всё потому, что за пару лет до этого в банках скопилось настолько
много денег, что они вообще перестали проверять надёжность заёмщиков — а
зачем? Недвига-то всё время дорожает! Не заплатит — быстренько загоним по
круглой цене.
Но ипотечным банкам мало было получить себе клиентов. Они хотели
зарабатывать больше, а главное — быстрее. Поэтому они стали собирать
ипотечников в пулы и продавать их инвестиционным банкам. Это те банки,
которые работают не на классической дельте «собрать депозиты — выдать
кредиты», а пытаются заработать более хитрожопыми способами. Продаёт
ипотечный банк сразу тысячи кредитов инвестбанку и получает за них сотни
нефти или какие-то новомодные, но мало кому понятные обязательства.
Но американским инвестиционным банкам и этого было мало. Казалось
бы: клиентов не собирал, а сразу купил всё скопом (на заёмные под 1% годовых
пассивы), денежки от ежемесячных платежей ипотечников льются, всё хорошо.
Но они придумали новую, ещё более лучшую схему заработка. Они решили: а
давайте мы перепродадим эти ипотечные пулы норвежским пенсионерам!
Чтобы их заинтересовать, сделаем новую конструкцию: Collateralized Debt
Obligations, CDO. Обеспеченные долговые обязательства! Выпустим облигации,
обеспечим их нашим пулом ипотек. При этом, чтобы предоставить инвесторам
выбор, мы разделим ипотеки на более и менее рискованные и соберём из них
пирамиду, чтобы каждый норвежский пенсионный фонд мог приобрести как
доходные и рисковые активы, так и низкодоходные, но солидные ежемесячные
платежи.
Для этого инвестбанк делает корзину, например, из тысячи ипотек, из
которых 500 — первоклассные (офисные служащие и менеджеры), обозначим
их класс «А», 300 — второклассные, класс «В» (работающие люди без высшего
образования, обслуживающий персонал), а оставшиеся 200 —
высокорискованные, класс «С», то есть безработные и неблагополучные семьи,
которым дали ипотеку в надежде лишь на то, что они как-нибудь её потянут. А
если и не потянут — можно всегда их выгнать на мороз, а дом продать.
Из этой пирамиды те норвежские пенсионеры, которые купили бумаги
класса «А», получают свой доход первыми, но и процент у них самый низкий
(например, 5% годовых). Те, кто купил бумаги класса «В», претендуют на 8%
годовых, но доход получают только после того, как из этой тысячи ипотек
накопились пятипроцентные выплаты всем держателям бумаг класса «А». Ну и
есть ещё рисковые бабульки: они хотят заработать 15% годовых и покупают
бумаги класса «С» — то есть те, по которым риск максимален.
Некоторые инвестбанки шли ещё дальше (хотя куда уж дальше?). Они
покупали бумаги класса «С», делили их ещё раз: представляем вам облигации
класса «парковщик», «официант» и «безногая старушка»! Затем паковали это
в новую пирамиду, для совсем уж безбашенных бабуль из Осло, обещая им не
15%, а все 25% годовых, что для Норвегии — как для нас МММ. У них, если
человек приносит деньги в банк, ему не дают проценты, а снимают их за
хранение. А тут двадцать пять годовых! Хотя риск при этом огромен — как
можно купить такой клубок финансовых хитросплетений? А вот как:
достаточно было продавцу заявить, что бумаги обеспечены ипотечными
кредитами. Формально так оно и было, но после перекладывания яйца из утки
в зайца, непонятно, где оказалась кощеева игла. Точнее, понятно где — у негра
в яйце. При этом надо понимать, что на каждом этапе банк-эмитент всегда
слизывает с общей корзины немного пенки, делая соотношение
риск/доходность ещё хуже.
Стоит только нескольким безработным забросить на пару месяцев
«Макдоналдс» и усесться играть в ГТА, как пирамида начинает рушиться. Не
собирается транш для класса «официант», из-за этого и класс «С»
вышестоящей пирамиды оказывается без выплат. Потом выясняется, что банк
братьев Леманов взял под облигации класса «С» огромный кредит у банка
Голдмана, а Голдман считал этот кредит невероятно надёжным — во-первых,
Леманы всегда платили вовремя, а во-вторых, он же обеспечен ипотекой! И
когда Леманы внезапно не смогли расплатиться по этому кредиту, все расчёты
Голдмана пошли прахом, потянув за собой всю остальную финансовую братию.
Поэтому надо понять, что злиться на финансы непродуктивно — это
всего лишь технология, и не она виновата. Технологию надо отработать и
научиться применять, тогда она сослужит хорошую службу.
Казалось бы, при чём тут Голдманы и Леманы?
1.2. Копипаста рулит
После окончания холодной войны (а точнее, после поражения СССР)
стало очевидно, что развитые страны развиты в первую очередь экономически.
А развивающиеся страны — это те, которые применяют уже разработанные
технологии и адаптируют их к своей ситуации. Часто готовые технологии
просто копируются. Тут ничего плохого нет, все это делают. Когда изобрели
автомобиль, он очень скоро оказался во всех странах мира; с самолётами то же
самое. Сейчас технологии скрывать всё труднее, но для финансов это и не
плохо, а даже и хорошо.
Приведу пример из отечественной истории. В советской России биржи
закрыли в 1917–1918 гг. До революции 1917 г. в Российской империи
действовало семь товарно-фондовых бирж: в Петербурге, Москве, Одессе,
Киеве, Харькове, Варшаве и Риге.
Основной из них была, конечно,
Петербургская — с более чем 200-летней историей — это в 1917 году! Потом
пришли кровавые большевики и торговать стало нечем.
Биржи были открыты вновь только после распада СССР в 1990-х годах, и
что произошло? При воссоздании были применены самые передовые мировые
технологии на тот момент. Тогда были ММВБ и РТС, сейчас они объединились
и называются «Московской Биржей»2. Так вот, вашу заявку на покупку или
продажу бумаг брокер выставляет непосредственно в биржевой стакан. Более
того, вы её видите в терминале среди других заявок и в реальном времени
понимаете, сколько от неё откусили другие участники торгов. В то же самое
время огромные биржи с вековой историей (например, американская) не
предоставляли брокерам такие возможности — клиентам приходилось
торговать между собой и они даже не видели заявок от клиентов другого
брокера. А наша биржа пропустила этот этап как устаревший — и оказалось,
что организация торгов у нас одна из самых передовых в мире, безо всякой
иронии. И данные о ценах в реальном времени наши брокеры предоставляют
бесплатно, хотя на мировых биржах это обычно стоит от 20 до 70 долларов в
месяц.
Финансовые технологии развиваются точно так же, как инженерные,
биохимические или любые другие. С каждым годом они всё лучше, и через 15
лет, вероятно, многие финансовые услуги значительно изменятся — придёт
блокчейн, мгновенные переводы с авторизацией сделок. Десять лет назад мало
кто пользовался онлайн-банком, а сейчас он у многих всегда с собой в
телефоне. Карточек с PayPass тоже ещё не было, а в местах без интернета
продавцы использовали «слипы», прокатывая вашу карту через механическую
машинку, которая отпечатывала выпуклый номер на бумажке. Компьютеры,
интернет, средства связи — неотъемлемая часть финансов, они позволяют нам
делать вещи, которые раньше были невозможны.
Новшества не всегда получается сразу воплотить в жизнь, так как
поначалу они очень дороги. Но исследования в других областях могут изменить
относительную цену продукта, и внезапно технология, которая была
совершенно гипотетической, становится реальной и начинает работать.
Финансовые изобретения включают в себя и эксперименты тоже. Как и в
других отраслях, никто не знает, сработает ли идея и куда заведёт абстрактная
теория. Как только становится понятно, что идея сработала, её тут же все
копируют. Таких прорывов было несколько, и традиционно их нельзя было
запатентовать, но сейчас в США и в некоторых других странах — в Японии, в
Корее — это возможно.
Фьючерсные контракты, например, были изобретены в Японии в начале
18-го века в Осаке — их придумали для рынка риса — триста лет назад! Они
были исключительно японской технологией до 19-го века, а потом их
скопировали по всему миру, и сейчас фьючерсный рынок — он циклопического масштаба. Фьючи сейчас настолько важны, что заслуживают отдельной главы
— она в конце книги.
1.3. Как придумать страхование
Возьмём, к примеру, страховой полис. Концепция довольно простая,
вспомним страховку от пожара или от смерти. Страхование жизни придумано с
идеей защитить семьи с маленькими детьми — это самое важное применение.
Если кто-то из родителей умирает, семье приходится туго, потому что второму
надо и работать, и воспитывать детей. Это очень тяжело, поэтому вот можно на
такой случай купить страховку. Муж умер — жена рада. Одна из первых
больших страховых компаний Scottish Widows (скотские вдовы) как раз этим и
занималась с 1815 года: она страховала солдат в наполеоновские войны в
пользу их жён и сестёр, прославилась тем, что у неё застраховал жизнь сэр
Вальтер Скотт, а первые две выплаты она сделала глубоководным дайверам с
«Титаника». Ну, то есть не им самим, а их счастливым родственникам.
Концепция очень простая, но создать такую штуку нелегко. Сначала
нужно заключить страховой контракт между страховщиком и застрахованным.
Там должны быть указаны причины смерти или инвалидности. Казалось бы,
зачем? Умер и умер — плати. Разве можно как-то неправильно умереть?
Оказывается, можно. Надо учесть случай самоубийства или теракта — как у
Артура Хейли в книге «Аэропорт» или у евроиммигрантов, которые ломают
сами себе конечности или «нечаянно» отрезают пальцы, чтобы получить
страховку.
Такие случаи надо непременно упомянуть в контракте, иначе вся система
рухнет. Когда придумали страховку от пожара в начале 1600-х годов, было
очень много скептицизма, потому что любой лох может поджечь собственный
дом. Говорили, что это не сработает, потому что надо очень точно знать,
сколько стоит каждое конкретное здание — ведь если застраховать его на чуть
большую сумму, какой-нибудь говнюк непременно подожжёт его и получит
деньги.
А как страховая компания может оценить недвижимость? Пришлось им
поработать над этим — создать индустрию оценки, чтобы стало хотя бы
примерно понятно, сколько реально стоит тот или иной Биг Бен. И для
снижения этой нравственной опасности — поджога — страховать дома на
меньшую сумму, чем они стоили.
Пришлось завести статистику потерь, чтобы знать, как часто дома
сгорают. Для страхования жизни придумали актуарные таблицы, тут требуется
серьёзный сбор статистики. Подсчитали, сколько может прожить человек
определённого возраста: понятно, что восьмидесятилетнему старцу осталось
жить меньше, чем тинейджеру. В среднем, конечно.
Появились проблемы с доверием: чем страховая будет платить по
предъявленному полису? Нужна какая-то структура, которая гарантирует
наличие резервов, чтобы оплатить возникшие страховые случаи. На это
существуют регуляторы, которые предписывают страховым компаниям какие-
то показатели и проверяют их соблюдение.
Для сохранения резервов нужна теория капитала и инвестиций. Надо
чётко представлять, как деньги будут вести себя с течением времени. Кто-то
начал об этом думать — так появились первые теории управления капиталом.
Ещё одна проблема: как понять, что страховая контора достаточно
надёжна? Надо же как-то рассчитать и продемонстрировать эту надёжность
всем клиентам. Появились рейтинговые агентства.
Поэтому индустрия эта достаточно сложна. И хотя стартовала она в
начале 17-го века, но развивалась очень медленно, так как многого ещё не
придумали. Сейчас то, что я рассказал, кажется банальным, но то, что очевидно
постфактум, совершенно не очевидно до появления изобретения.
1.4. Очевидное — не всегда очевидно
В истории цивилизации было множество потрясающих изобретений.
Например, атомная энергетика. Бомбардировка радиоактивных атомов
нейтронами, чтобы начать цепную реакцию, — это ли не чудо?
Но множество изобретений чрезвычайно просты. Смотришь — и всё
сразу понятно. При этом иногда люди удивительно долго не могут заметить
очевидного. Взять, к примеру, колесо. По-русски говорят «давайте не будем
заново изобретать велосипед», а по-английски про колесо так говорят — «let’s
not reinvent the wheel». Казалось бы, что может быть более очевидно, чем
колесо? Выясняется, что это не так уж очевидно.
В доколумбовой Америке не было колёсных средств передвижения. Там
были высокоразвитые цивилизации: ацтеки, майя, инки, джигурда — но телег,
колесниц и повозок у них не было. Но что удивляет — можно поехать в Мексику
и сходить там в музей, посмотреть на индейские игрушки. Так вот, у игрушек
есть колёса! Типа деревянных животных, которых можно катать по полу.
Представьте индейца, который смотрит, как его ребёнок катает что-то по
вигваму. Зачем этот индеец вместо того, чтобы возить тяжёлые камни в телеге,
волочит их по земле или передвигает, подкладывая брёвна? Почему не сделать
повозку?! Загадка. Выходит, это не так уж очевидно.
Некоторые не могут в это поверить. Ходят и вслух заявляют: «Не верю я,
что в Америке не было колеса». Для них у меня есть ещё один пример. Для
молодых читателей он будет особенно поразителен. Сейчас почти у всех
чемоданов есть колёса, и нам кажется, что они были всегда. Но до 1972 года
колёс у чемоданов не было. Вашим родителям приходилось таскать чемоданы
за ручку, которая имела свойство отрываться.
А в 1972 году некто Бернар Сэдоу изобрёл — только подумайте! —
изобрёл чемодан на колёсах и получил на него патент. У его чемодана были
четыре колеса и лямка, чтобы его катить. Это было совсем недавно. То есть он
вдруг подумал: «Почему бы не приделать колёса к чемодану?». Ну и
приделал. Потом он ходил по магазинам и никто не хотел выставлять его товар.
Он писал, что встретил стену непонимания; магазины сурово отказывали ему.

Казалось бы — хорошая идея, да? Но продавцы говорили: «Никто не купит
ваши дурацкие чемоданы. На станциях и в аэропортах полно носильщиков, и
никакие колёса не нужны». Кроме того, многие люди, особенно мужчины,
стеснялись катить чемодан вместо того, чтобы его мужественно нести. Потому
что в 1972 году мужчина, который катит что-то за ремешок, считался
неудачником. То ли дело сейчас! Надел носки под шлёпанцы — сразу уважение
вызываешь и почёт.
У того чемодана была проблема: когда тянешь эту лямку, чемодан
яростно виляет и постоянно норовит завалиться в канаву. Но какие-то 25 лет
назад пилот Роберт Плат придумал новый дизайн, который и запатентовал в
1991 году. Вместо четырёх нижних колёс он приделал два, но сбоку. Такой
чемодан тащат не вдоль, а поперёк, у него более стабильная основа. Вместо
лямки он придумал жёсткую рамку, которая ловко засовывается внутрь. Плюс
его чемодан достаточно узок для того, чтобы его можно было катить по проходу
самолёта. Роберт назвал его Rollaboard — ну, типа он катится на борту,
бортокат. А сейчас мы на него говорим просто «чемодан», потому что других-
то почти не осталось.
Так вот, это произошло лишь в 1991 году. Теперь это очевидно — у всех
эти чемоданы. Но почему их раньше-то не придумали? По-видимому, это не
так уж очевидно, как кажется на первый взгляд.
Возможно, тут дело в психологии, а точнее, в таком явлении, как
фрейминг. Мы знаем о конкретном применении какой-либо вещи, и
подсознательно уверены, что это умно и правильно. На эту тему есть известная
задачка про свечку и коробку с канцелярскими кнопками, придумал её некто
Карл Данкер. Задачу, Карл! Придумал. В комнате стоит стол, и вам нужно
закрепить свечу на стене, чтобы воск не капал на стол. Если думать шаблонно,
то решить её очень трудно. Но как только вы узнаёте решение, оно кажется
элементарным. Погуглите эту задачу, только попытайтесь её сначала решить, а
не искать ответ сразу.
Сделаем паузу на этой мысли: вещи, которые кажутся очевидными, не
так уж очевидны.
1.5. Айти девятнадцатого века
Теперь поговорим об информационных технологиях как об основном
драйвере финансов. Мы ведь живём в мире ускоряющегося прогресса, ждём
сингулярности и торжества Скайнета.
Что делает нас людьми? Возможность перерабатывать информацию. От
животных мы отличаемся размером мозга, который способен запоминать и
анализировать колоссальное количество данных. Но сейчас время, когда
компьютеры некоторые вещи уже делают лучше нас. Совсем недавно вот
оказалось, что фотку кошки от фотки собаки программа отличает лучше
человека — делает меньше ошибок. Как такое может быть? Нейронная сеть
научилась. Человек видит там шерсть, хвост — вроде и кошка, а оказывается,
это собака такая дурацкая. А программа определяет, что собаковатость у
фотографии выше кошковатости, и лучше человека угадывает.
Множество продвижений в финансах сильно увязаны с
информационными технологиями. Внешне простые идеи риск-менеджмента
требуют качественно организованных данных, и за последние несколько
столетий человечество многому научилось.
Возьмём пример из 19-го века, который оказался волшебным временем
для тогдашних айтишников. Несмотря на то что компьютеры были построены
лишь в 50-х годах 20-го века, механическую обработку данных предложил
Чарльз Бэббидж ещё в начале 19-го. Машину свою он так и не доделал, но
дизайн предложил и нарисовал. В 19-м веке ещё много чего интересного
произошло, и финансы получили мощнейшее развитие.
Во-первых, бумага. Кажется, тут всё просто. Но в 1800 году бумагу всё
ещё делали из ткани: собирали тряпки по помойкам, сортировали, варили в
извёстке и прессовали. Поэтому бумага была очень дорогой. Если вы покупали
газету, она состояла из одного разворота и стоила бы по нынешним меркам
баксов десять или даже двадцать. А уж «Экстру-М» вообще только олигарх мог
себе позволить.
Придумали процесс производства бумаги из целлюлозы, цены
снизились. Появилась возможность для записей не только самого важного, а
вообще всего. Для финансов многое нужно записывать, причём желательно
иметь записи в нескольких экземплярах. Придумали копировальную бумагу.
Сейчас она почти не используется, но не так давно она была распространена
весьма широко. Для юных хипстеров объясняю — это полупрозрачная бумага с
красящим слоем на одной из сторон. Прокладываешь её между двумя листами,
пишешь на верхнем, на нижнем отпечатывается копия. Можно положить так 3
или 4 слоя — каждый следующий читается хуже предыдущего, зато получается
много копий. Это информационная технология, потому что одной копии для
хранения данных недостаточно — нужен бэкап, чтобы держать его отдельно и
не просрать в случае внезапной надобности.
Потом придумали печатную машинку. Вроде бы ничего особенного, но
печатать можно в 4 или 5 раз быстрее, чем писать от руки, и исчезает проблема
расшифровки чужого почерка. Многие врачи в тот день померли от досады.
Ещё что произошло: начали делать стандартизированные бланки, вроде
бы в Голландии они появились. На листке печатали «имя», «фамилия»,
«любимый сорт» и оставляли место для заполнения. Это уже организация
данных. Особенно если их впечатывать на машинке через копирку. Целая база
данных получается.
Развивалась и бюрократия — не в нашем смысле слова, а во вражеском.
Чиновники начали изучать свою работу, потому что они уже не всегда
наследовали посты, а порою нанимались обществом исходя из своих
способностей. Компетентный человек с печатной машинкой — в 18-м веке,
например, такого не было, а тут — хоп! — появился. И назвали его Владимир
Владимирович Путин.
В 1890 году придумали ящики для бумаг. Ерунда? Но до этого бумагу
складывали в пачки, перевязывали лентами и засовывали в шкаф огромными
кипами — хер что разыщешь. А тут можно выдвинуть нужный ящик и найти в
нём нужную папку. Это уже индексация данных. Куча новых возможностей для
финансистов.
1.6. Социальное страхование как технология
Теперь расскажу о системе социального страхования. Это прежде всего
технология риск-менеджмента. Разработана она была в Германии во вполне
конкретный момент — и, естественно, как продолжение развития
информационных технологий. Произошло это в 1889 году при правительстве
Отто фон Бисмарка — хотя он к этому отношения не имел.
Ах да! Я не рассказал о ещё одном изобретении в сфере айти, которое
появилось в 19-м веке. Это почта. Почта, конечно, существовала и до этого. Но в
19-м веке она стала работать по-человечески (а не как у нас). За сто лет до этого
отправить письмо стоило долларов 20 — и мало того что идти оно могло
месяцами, но запросто могло и не найти адресата. Но после массового
появления железных дорог почта сказочно преобразилась. Придумали
почтовые вагоны, и более того — сортировать письма стали прямо в пути. Это
колоссально ускорило доставку, потому что не надо было тратить время на
предварительную сортировку — почта сразу же отправлялась в другой город.
Наиболее отличились, конечно, немцы — у них возникла целая сеть почтовых
отделений — даже в маленьких городках. Ну и понятно, что немца хлебом не
корми, а только дай что-нибудь отсортировать. Вот такой у них был в 19-м веке
поездатый интернет. И он изменил всё.
В 1889 году немецкое правительство придумало использовать почту как
сеть передачи данных и запустило социальное страхование. Они приняли такой
закон, что каждый работник в Германии отчисляет долю от своего заработка в
эту систему. В дополнение к этому, чтобы никому не было обидно,
работодатель отправляет в фонд такую же сумму.
Как это реализовать? В Германии было 11 миллионов рабочих, и
остальные страны ей завидовали. Естественно, никто не верил, что такое
мероприятие реально организовать в масштабе целой страны. Но им удалось —
через почту. Работник нёс деньги на почту и получал там специальные марки.
У него была карточка соцстрахования, и он туда клеил эти марки, чтобы к
пенсии у него осталось доказательство уплаты этих взносов. Такая вот
немецкая зарплата в конвертах. На почте оставалась копия этих взносов,
которая по достижении пенсионного возраста отправлялась в пенсионный
фонд, поэтому Гитлер всегда знал, кто из немцев сколько не доплатил, и очень
злился.
С наступлением пенсионного возраста работник получал выплаты от
правительства на основе тех платежей, что он сделал. Настоящая система
социального страхования. Газета «Ландан Таймс» в 1889 году напророчила
немцам эпический фейл мероприятия, что, мол, система говно, немцы не
смогут ничего сосчитать, будут жалобы и все деньги проебут. Но англичане не
учли три фактора: во-первых, немцы могут сосчитать всё, что угодно; во-
вторых, немцы не жалуются; в-третьих, у них ничего никогда не пропадает. И
что бы вы думали? Через несколько лет Великобритания вводит у себя точно
такую же систему!
Соединённые Штаты оказались чуть ли не последней в мире страной,
которая ввела социальное страхование. Потому что до 1930-х годов это было
как-то не по-американски. Но во время Великой депрессии и американцы её
ввели, потому что надо было как-то спасать обедневших реднеков, а настроение
в обществе сменилось на более социалистическое.
Это всего лишь пример. Важно понять, что информационные
технологии, благодаря которым возникло социальное страхование, —
важнейшая часть финансов. Но самое удивительное, что мы используем эту
систему и сейчас, только не пользуемся почтой для учёта. По-прежнему
считаются трудовой стаж и отчисления на пенсию, и даже бредовый пережиток
совдепского бюрократизма — трудовая книжка — ещё в ходу. Знаете, где она
ещё была? В Третьем рейхе.
В течение нашей жизни появятся и новые изобретения. В США уже
сейчас можно отслеживать свой пенсионный портфель в онлайне. Глядишь,
лет через 20 и мы до этого дорастём, если будет что отслеживать. А может быть,
предложим пенсионерам свои, особые марки. Лизнул — и месяц
путешествуешь бесплатно.
Именно поэтому финансы — интересная тема для изучения.

Продолжение следует…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя