На главную Все материалы ЦБ: все сам

ЦБ: все сам

27
0

ЦБ хочет решать за банки, сколько и каких кредитов выдавать населению

Другие способы сдержать рост розничных кредитов его перестали устраивать

Имеющихся у ЦБ инструментов может оказаться недостаточно, чтобы сдержать рост розничных кредитов, опасается регулятор. Во вторник он предложил участникам рынка дать отзывы на его доклад о способах прямых ограничений количества выдаваемых кредитов.

Сейчас, чтобы сдерживать рост кредитов, ЦБ использует надбавки к коэффициентам риска по кредитам: чем они выше, тем больше капитала требуется банку для соблюдения нормативов. С 2018 г. ЦБ уже дважды повышал надбавки к коэффициентам риска по ипотечным кредитам с низким первым взносом и четыре раза – по необеспеченным потребительским кредитам. Надбавки к последним привязаны к стоимости кредита, но с 1 октября ЦБ вводит надбавки еще и в зависимости от показателя долговой нагрузки заемщика.

Потребительское кредитование уже растет медленнее, признает ЦБ: годовой темп прироста снизился с 25,3% на 1 мая до 24,5% на 1 августа. И все же одних надбавок может оказаться недостаточно, опасается он: банки с большим запасом капитала могут позволить себе активно выдавать кредиты. Поэтому ЦБ предлагает новый способ охладить рынок – с помощью количественного ограничения кредитования. Надбавки обеспечат устойчивость банков, а прямые ограничения позволят управлять выдачами высокорискованных кредитов.

В докладе регулятор перечисляет несколько вариантов таких ограничений. Речь может идти о прямых запретах: на выдачу необеспеченных кредитов заемщикам с определенным уровнем долговой нагрузки, на выдачу необеспеченных кредитов сроком более пяти лет, на предоставление ипотеки со слишком высоким отношением долга к залогу (LTV). Но можно и установить допустимую долю таких кредитов в портфеле или выдачах. При этом такие меры могли бы распространяться на всех кредиторов, чтобы избежать перетока заемщиков из банков в МФО, допускает ЦБ. Ограничения можно также дифференцировать в зависимости от региона, стоимости недвижимости, если речь об ипотеке, или категории банка-кредитора, замечает ЦБ, ссылаясь на международную практику.

Собрав замечания рынка, ЦБ разработает проекты изменений в законодательство. Их подготовка запланирована на IV квартал 2019 г. – I квартал 2020 г., уточнил представитель ЦБ.

Что думают банкиры и аналитики

Меры, основанные на требованиях к капиталу, предпочтительнее, считает руководитель управления кредитных рисков розничного сегмента Райффайзенбанка Алексей Крамарский, это более рыночный подход по сравнению с прямым запретом на кредитование отдельных сегментов, резюмирует он.

Зато меры, которые напрямую ограничивают выдачу тех или иных кредитов, эффективнее надбавок: у банка просто не остается способов их обойти, указывает аналитик Moody’s Ольга Ульянова. «Но тут важно нащупать разумную грань, чтобы не зарегулировать рынок, – говорит она. – Кроме того, есть сомнения в необходимости дополнительных мер ограничения кредитования». В этом году, по прогнозам Moody’s, прирост розничного кредитования замедлится с прошлогодних 22,8% до 20%, а в следующем – до 15%. Даже если отдельные игроки за счет запаса капитала продолжат активно кредитовать уязвимые слои населения, влияющие на устойчивость банковского сектора риски снизятся, а темпы кредитования – замедлятся, говорит Ульянова.

Потребности в новых ограничениях нет – ЦБ еще предстоит оценить эффективность мер, вступающих в действие с 1 октября, а сделать это можно будет лишь к началу 2020 г., считает аналитик НКР Михаил Доронкин. Но если их окажется недостаточно, могут оперативно потребоваться новые механизмы воздействия, признает он: «Вероятно, ЦБ перестраховывается, поскольку требуется время на выработку новых подходов».

Эффективнее вводить ограничения в зависимости от стоимости жилья, доходов, приходящихся на семью, и/или уровня закредитованности заемщика – от региона к региону эти показатели в России сильно варьируются, замечает аналитик АКРА Ирина Носова.

Прямой запрет кредитов, соответствующих определенным критериям, входит в противоречие с правами граждан, убежден зампред правления Альфа-банка Владимир Сенин. Если, к примеру, вводить ограничения в зависимости от ПДН, из-за недостаточного доступа банков к информации о доходах граждан такие ограничения фактически лишат самозанятых доступа к ипотеке, а это 15-20 млн человек, рассказывает он. Использование ПДН для формального ограничения кредитования целесообразно рассматривать не раньше, чем через год, полагает Сенин.

«Тинькофф банк» поддерживает инициативу ЦБ ограничить прирост потребкредитования: на рынке есть признаки нерациональной конкуренции со стороны некоторых банков, выдающих необеспеченные кредиты на очень крупные суммы и сроки более трех лет, а именно они вносят главный вклад в закредитованность населения, отмечает представитель банка. Но говорить о внедрении жестких регуляторных норм пока рано, полагает представитель ВТБ: такие вопросы регулирует сам рынок – у всех банков есть свои методики оценки возвратности займов. По его словам, ВТБ уже давно сформировал риск-процедуры, которые не позволяют оформить кредит заемщикам с высокой долговой нагрузкой: «У нас нет цели выдать заранее невозвратный долг».

Важно, чтобы не возникала подмена понятий, подчеркивает главный экономист «ПФ капитала» Евгений Надоршин: большинство мировых регуляторов, на опыт которых ссылается ЦБ в докладе, используют количественные ограничения по отношению к ипотечным кредитам. А в России споры сейчас касаются необеспеченных кредитов, так что не ясно, не будут ли эти практики чрезмерными, сомневается он.

P.S.: Так сразу и за заемщиков решать нужно — кому, сколько, зачем брать 🙂

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя