На главную Все материалы Размышлизмы о Собянине

Размышлизмы о Собянине

12
0

Урбанизм мертв, а мы еще нет
Муниципальное восстание в Москве показало, что замирение столицы под лозунгами просвещенного урбанизма провалилось

Подводя итоги кампании по выборам в Мосгордуму, нужно начать с ответа на вопрос – что это было? В общем, это было восстание против модели умиротворения мегаполисов, которую долго тестировали в Москве и начали претворять в жизнь в национальном масштабе. Столица была первым городом, замирение которого после Болотной Кремль разрешил проводить под знаменами идеологии просвещенного урбанизма. Летом 2019 г. Москва, вероятно, стала первым городом, где эта идеология после долгих мучений умерла, поскольку больше не устраивает ни жителей, ни власть. А мэр Сергей Собянин в результате протеста навсегда потерял поддержку многочисленной московской интеллигенции и среднего класса, заручиться которой он пытался с первых дней в этой должности.

Править Москвой и быть не в ладах с интеллигенцией, представителями творческих профессий, просвещенной культурной публикой и т. д. невозможно. Для городской элиты у Собянина с самого начала была привлекательная программа. Чтобы Москва не протестовала, ее нужно превратить в театр, развернуть ее лицом к досугу этой самой публики и ее культурным стандартам. Хаос бесконтрольно растущего евразийского мегаполиса времен Лужкова должен смениться европейским качеством городской среды. Обновили Парк Горького, центр перестраивают, на месте уродливого советского монстра открыли парк «Зарядье», единственный российский объект, включенный журналом Times в рейтинг Greatest Places 2018. Город тратил и тратит огромные деньги на новые планировочные разработки, привлекает модных архитекторов и т. д.

Проблема в том, что ради урбанизма приходится мириться с чудовищной политической коррупцией, воровством и узурпацией власти. Болотная началась после того, как Собянин с перепугу и на новенького слишком грязно подыграл «Единой России». И ничего в этом смысле с тех пор не изменилось. Про воровство лучше всех рассказывает журналист «Медузы» Иван Голунов, которому столичная полиция подбросила наркотики этим летом. С узурпацией тоже все понятно: стремительное превращение Москвы в европейский город не предполагает, что кто-то может сказать мэрии «нет» – горожане или чахлое местное самоуправление. В 2013 г. Собянин отобрал у муниципальных советов часть полномочий, предложив взамен виртуальное право контролировать работу районных администраций.

Чтобы сохранять власть, Собянину нужно все время получать подтверждение лояльности от тех слоев, ради которых он трудится. Им же все труднее закрывать глаза на тот способ, которым мэр делает им красиво. Москва слишком интенсивная среда, чтобы надеяться, что миллионные тиражи «Вечерки» заглушат Голунова, или муниципальных депутатов, пришедших во власть в 2017 г., или голоса районных сообществ, которым вместо комфортной среды предлагают дешевую версию Гонконга по соседству. Тем важнее символический капитал представителей городской элиты, который они готовы инвестировать в работу с мэрией. Поэтому, например, выдвижение Анны Федермессер в городское собрание было чуть ли не личным проектом мэра.

Сегодня кажется, что ее заявление о выходе из гонки и запустило конвейер событий, который привел к муниципальному восстанию. Единственная непротиворечивая версия, объясняющая решение Собянина (не Кремля!) снять всех без разбора так называемых независимых кандидатов, состоит в том, что мэр вскипел и решил всем показать, что повестку здесь задает он, а не Навальный и не соцсети. Но воспитательного мероприятия не получилось. Получился, как теперь говорят, факап.

Русский хипстерский урбанизм умер, как и предсказывал мой коллега социолог Виктор Вахштайн еще в 2016 г. Новые нацпроекты – ориентиры четвертого срока Путина должны распространить опыт Москвы на другие крупные и средние города страны, чтобы выборы в Госдуму не стали в 2021 г. выборами «центр против периферии», как в 2016 г., когда «Единая Россия» победила только благодаря окраинам, а в Москве получила меньше 40%. Но муниципальное восстание в Москве показало, что это плохая идея. Купленная такой ценой «качественная городская среда» собирает вокруг себя протест и недовольство, а не поддержку и одобрение.

Как Собянин проиграл выборы в Мосгордуму

Городская кампания из-за протестов, вызванных злоупотреблениями чиновников, вышла на федеральный уровень

Из всех рассказов о мэре Сергее Собянине я больше всего люблю охотничьи. Говорят, что в далеком прошлом Собянин предпочитал проводить отпуск в тайге, в одиночку охотясь на рысь. Хороший политик – всегда нарцисс, как сказала одна умная героиня хорошего сериала. Хороший политик обожает быть на виду и чахнет без общественного внимания, почти как модель без лайков в Instagram. Так что Собянин, вероятно, не очень хороший политик: заставить нарцисса неделями торчать в тайге, преследуя хищника в естественных для него, но крайне некомфортных для человека условиях, полагаю, невозможно.

Разница между мэром Собяниным и, например, президентом Путиным очевидна. Путин хочет, чтобы его любили. Он – нарцисс. Собянину на это совершенно наплевать. Путин управляет государством, хотя иногда ему кажется, что он управляет страной или даже нацией. Собянин управляет гигантской корпорацией, вроде «Газпрома» или ФСБ, и не заблуждается на этот счет. Поэтому его и считают отличным менеджером: он не путает любовь и поддержку с контрактными отношениями. Не принадлежа ни к одной сформировавшейся придворной группе, Собянин позволяет всем им кормиться в Москве и именно поэтому умудряется сохранять независимость. Все свои «политические» проблемы мэрия Собянина решает деньгами.

Рано или поздно в таком городе, как Москва, это должно было закончиться катастрофой.

Хроника известна: команда Анастасии Раковой, выигравшая Собянину выборы в сентябре 2018 г., была распущена, кое-кто покинул мэрию. Новая команда Натальи Сергуниной вообще не поняла, с чем имеет дело, и провалила работу с независимыми муниципальными депутатами, попавшими во власть в 2017 г. Став частью городской власти, муниципалы приобрели новый вес, но в мэрии этого не заметили. Когда дело дошло до регистрации на выборы в Мосгордуму, оказалось, что этот вес – не фикция, что москвичи его вполне ощущают. Даже если Мосгоризбирком прав и в подписях, собранных не допущенными до выборов кандидатами от оппозиции, почти 10 000 бракованных, все равно это значит, что они собрали около 55 000 не бракованных. Этого должно быть достаточно для регистрации на выборы, где в каждом округе голосует примерно 35 000 человек.

Для мэра контуры этой катастрофы, конечно, выглядят не так, как для политизированных москвичей. Локальная кампания теперь ушла на контроль в Кремль, хотя Собянин 10 лет отстраивался от кремлевской внутренней политики собственной инфраструктурой. Вместо этой инфраструктуры Мосгордуму будут выбирать силовики-федералы, СКР и ФСБ, которая, несомненно, подключится к делу «о воспрепятствовании работе избирательных комиссий». Лучший менеджер страны теперь выглядит как обычный проштрафившийся губернатор. Один не справился с паводком, другой устроил революцию на пустом месте.

И что теперь? Московские процессы 2020 г.? Звучит хуже, чем антиутопия. У текущей политической системы есть два, всего два модификационных преимущества: управляемость макроэкономических параметров и низкий уровень политических репрессий. Можно сколько угодно перечислять узников совести, ссылаться на болотное дело, но в годы хунты в Аргентине без следа исчезли несколько десятков тысяч человек.

Диктатуры иногда следует спасать от самих себя. И это как раз тот самый случай. Я думаю, что количество желающих прогуляться по центру Москвы в субботу превысит количество протестовавших против ареста Навального в 2013 г. Этим людям абсолютно все равно, кто именно провалил кампанию и породил нынешний кризис. Если мэр не хочет их видеть, он как москвич может попросить избирком вмешаться. Если мэру недостаточно протеста и он хочет убедиться в том, насколько сильно он, его начальник и вся их система «фильтров» достали политизированных москвичей, это жалкое меньшинство, у мэра есть все необходимые полномочия, чтобы организовать мирный протест для граждан, которые пока что уважали городскую и частную собственность и делали все возможное, чтобы не нарушать закон.

Автор — социолог, приглашенный эксперт Московского центра Карнеги

Ведомости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя