На главную Все материалы В России проходят региональные выборы

В России проходят региональные выборы

6
0

Не везде победа обеспечена кандидатам, которых поддержала власть

В России начался единый день голосования. Выборы стартовали с Сахалина, где определят губернатора области. Всего 8 сентября на прямых выборах изберут 16 руководителей регионов, депутатов 13 законодательных собраний и 21 городской думы, а также трех мэров региональных столиц.

Руководителей регионов 8 сентября выбирают жители Алтая, Башкирии, Калмыкии, Забайкалья, Ставрополья, Астраханской, Вологодской, Волгоградской, Курганской, Курской, Липецкой, Мурманской, Оренбургской, Сахалинской, Челябинской областей, а также Санкт-Петербурга. Москва в воскресенье выбирает депутатов Мосгордумы по 45 одномандатным округам.

Эксперты фонда «Либеральная миссия» указывали, что нынешняя кампания ознаменовалась беспрецедентным числом отказов в регистрации кандидатов в губернаторы от парламентских партий и минимальным с 2012 г. числом зарегистрированных партийных списков на выборах в региональные парламенты. Шесть врио губернаторов пошли на эти выборы самовыдвиженцами, для чего в регионах было изменено законодательство. На выборах же в Мосгордуму нет кандидатов от «Единой России» – все они тоже пошли самовыдвиженцами.

В 13 из 16 регионов, где сегодня проходят губернаторские выборы, осенью и весной были назначены временно исполняющие обязанности губернаторов. Неожиданная ситуация сложилась в Астраханской области, где в июне врио губернатора Сергея Морозова заменили на нового врио – Игоря Бабушкина. В трех регионах действующие руководители идут на переизбрание: глава Ставрополья Владимир Владимиров, губернатор Вологодской области Олег Кувшинников и губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров.

Наиболее сложными для Кремля считаются, по оценкам экспертов и собеседников «Ведомостей», близких к Кремлю, выборы губернаторов Алтая, Вологодской, Астраханской, Волгоградской, Сахалинской областей и Санкт-Петербурга. Самыми сложными выборами в законодательное собрание стала кампания в Хабаровском крае, где в прошлом году выборы губернатора выиграл кандидат от ЛДПР Сергей Фургал, а не действующий губернатор Вячеслав Шпорт.

Пожалуй, cамое пристальное внимание 8 сентября будет к выборам губернатора Санкт-Петербурга. На прошлой неделе с выборов снялся коммунист Владимир Бортко, а еще на самом старте кампании летом – член ЛДПР Олег Капитанов, которому врио губернатора Александр Беглов предложил пост в городской администрации. Таким образом, соперниками Беглова на этих выборах станут кандидат от «Гражданской платформы», депутат заксобрания Михаил Амосов и депутат законодательного собрания от «Справедливой России» Надежда Тихонова.

Самой же громкой избирательной кампанией этим летом стала предвыборная кампания в Мосгордуму. В июле окружные комиссии, а затем и Мосгоризбирком отказали многим независимым кандидатам в регистрации на выборы. Не были зарегистрированы, например, Дмитрий Гудков, Илья Яшин, Елена Русакова, Любовь Соболь, Константин Янкаускас. После отказов комиссий в Москве начались протестные акции, как согласованные, так и несогласованные. Самая массовая прошла 27 июля, когда оппозиционеры предложили москвичам выйти к мэрии Москвы. Тогда, по данным проекта «ОВД-инфо», задержали 1373 человека. Именно после этой акции были возбуждены уголовные дела по статье о массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителей власти. Всего по «московскому делу» осуждены уже шесть человек. Независимые кандидаты, которые призывали на протестные акции, получили по несколько административных арестов. Так, Илья Яшин вышел на свободу лишь в субботу после пяти административных арестов подряд.

Политик Алексей Навальный на выборах в Мосгордуму, а также на других выборах, проходящих в России, предложил стратегию «умного голосования»: проголосовать не за кандидата от власти, а за кандидата, которого посоветует Навальный с соратниками. В Москве в итоге в список вошли 33 выдвиженца КПРФ, восемь кандидатов от «Справедливой России», все три зарегистрированных на выборах представителя «Яблока» и один самовыдвиженец.

Как наказывают за вбросы на выборах
Российское правосудие очень гуманно к таким преступникам: реальных сроков почти нет

Мягкость наказания, а часто и вовсе освобождение от ответственности за преступления против избирательных прав россиян позволяет рядовым фальсификаторам выборов и инициаторам махинаций чувствовать себя в безопасности и поощряет новые нарушения на выборах. Если государство действительно хочет искоренить выборные манипуляции, наказание должно стать системным и неотвратимым для курирующих процесс бюрократов.

Движение в защиту прав избирателей «Голос» опубликовало мониторинг судебной практики привлечения к ответственности членов избиркомов с правом решающего голоса за нарушения избирательного законодательства в 2018 г. На выборах президента и в единый день голосования было отмечено более 4000 нарушений, суды рассмотрели 57 уголовных и около 2000 административных дел (ряд уголовных дел, завершенных в 2018 г., касались выборов прошлых лет). Три из них тщательно расследовали, детально изучая вину организаторов и выгодоприобретателей, но это скорее исключение, отмечает автор мониторинга Денис Шадрин. Куда чаще такие дела рассматриваются быстро и заканчиваются мягкими приговорами или прекращением дела по нереабилитирующим основаниям: в 2018 г. число освобожденных от ответственности превысило число осужденных. Ни один человек не получил реальный срок, большинство отделались условными сроками или штрафами, причем их размер ни разу не превысил 300 000 руб. Создается абсурдная ситуация, когда уголовные преступления против избирательных прав обходятся нарушителям дешевле, чем защита избирателями этих прав на улицах.

Мягкость приговоров следователи и суды мотивируют небольшой тяжестью преступлений и деятельным раскаянием, игнорируя тот факт, что подсудимые подрывают основы конституционного строя, нарушая одно из ключевых прав граждан, считает Шадрин. Однако проблема не только в мягкости наказаний – их ужесточение мало изменит ситуацию. Важнее латентность преступлений против избирательных прав граждан.

Заявления пострадавших кандидатов и заметивших подтасовки наблюдателей часто остаются без последствий – СКР неохотно возбуждает дела против людей, задачи которым ставит местная и региональная бюрократия. Когда мелкий чиновник или бюджетник оказывается в ситуации выбора между прессингом бюрократии и маловероятным уголовным преследованием, он предпочитает действовать «по понятиям», нарушая закон, будучи уверенным, что суровое наказание ему как «социально близкому» не грозит. Пока избиркомы административно и материально зависят от региональной бюрократии, регулярные фальсификации неизбежны.

Ведомости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя