На главную Все материалы Какие фильмы будут смотреть и обсуждать в ближайшие полгода

Какие фильмы будут смотреть и обсуждать в ближайшие полгода

57
0

«Щегол» и другие голливудские птицы: прогноз «Ведомостей» накануне сезона кинонаград, который начнется с фестиваля в Венеции

Потенциальных претендентов на главные кинопремии этого года можно отнести к двум категориям. Первая – картины независимых режиссеров, которым стало немного проще делать кино, потому что погрузневший, сытый Голливуд хочет вскочить на отплывающий пароход современности. Вторая – солидные адаптации бестселлеров и фильмы, снятые режиссерами-звездами, которых преждевременно попытались с этого парохода сбросить.

Два романа
Экранизацию романа Донны Тартт «Щегол», премьера которой состоится в Торонто (в российский прокат фильм выйдет 12 сентября), можно было бы считать главной надеждой студии Warner Brothers на грядущий «Оскар», если бы не ранний, сентябрьский релиз: есть подозрения, что «Щегол» не вполне получился. Проза Тартт, получившей в 2014-м за «Щегла» Пулитцеровскую премию, ее богатый, живой язык, литературные отсылки, умение писать большой американский роман (или все-таки английский, учитывая множественные приветы Диккенсу?) – все это не в силах помочь экранной, нацеленной на широкого зрителя адаптации, обреченной опираться на сюжет. Сюжет же романа – увлекательный, особенно в финальной, наиболее кинематографичной части, когда книга превращается в арт-триллер, – все-таки не главное. Формально «Щегол» – история взросления Теодора Декера, мальчика, чья мама погибла во время взрыва в нью-йоркском Метрополитен-музее: катастрофа полностью меняет ход его жизни, одновременно сбивая его с пути и наставляя на другой, возможно предопределенный с самого начала. Но гораздо важнее то, что «Щегол» – это история героя, по мере взросления теряющего связь с подлинным, настоящим и обрастающего в избытке поставляемыми жизнью суррогатами, подменами. Поддельными отношениями, поддельным искусством. Всегда точно отличающий оригинал от фальшивки Тео глушит себя наркотиками и в результате обретает немного сдвинутый взгляд на действительность. Дастся ли этот сдвиг режиссеру Джону Краули (чья мелодрама «Бруклин» номинировалась на «Оскара» в 2016 г.) или «Щегол» будет конвенциональной студийной экранизацией популярной книги с механически перенесенными на экран героями и событиями – большой вопрос.

Другое дело (судя по разнообразным инсайдерским слухам) «Маленькие женщины» Греты Гервиг. Это еще одна экранизация известной книги, на этот раз американской классики: в основе фильма написанный в 60-х гг. XIX в. роман Луизы Мэй Олкотт о четырех сестрах Марч – Мег, Джо, Бэт и Эми (главную роль – писательницы Джо, с детства мечтавшей о том, как здорово было бы родиться мальчиком, сыграла Сёрша Ронан, звезда режиссерского дебюта Гервиг «Леди Бёрд»). Долгое время принято было считать, что книга опередила свое время в том, что касается изображения женщин: героини романа были очень разными, отказывались самоопределяться исключительно через отношения с мужчинами, но и мужчинам не противопоставлялись – короче говоря, были людьми, предназначение которых исчерпывалось удачным замужеством. В последнее время, однако, вокруг прозы Олкотт разгорелась феминистская дискуссия, в свете которой увидеть кинотрактовку романа будет особенно интересно. Современные критики утверждают, что в финальной его части, когда героини все-таки становятся «маленькими женами», автор полностью обесценивает все их устремления и мечты, низводя их до удобных, уютных домохозяек (привет душераздирающему финалу линии Наташи Ростовой у Толстого). Говорят, впрочем, что Гервиг, в дебютном фильме показавшая, как тонко понимает, что это такое – быть взрослеющей девочкой, роман довольно сильно переделала. В прокат фильм выйдет в самые «оскаровские даты» (25 декабря в США и 30 января в России) – очередное свидетельство того, что Голливуд силами заявивших о себе в независимом малобюджетном кино режиссеров старается встроиться в более прогрессивную повестку.

Козыри Скорсезе
В Торонто покажут свою новую картину, возможно, самые интересные сегодня американские независимые режиссеры – ньюйоркцы Бен и Джошуа Сэфди. Братья, начинавшие с полупартизанских съемок без бюджета и без разрешений городских властей, остаются верны своему стилю, но все же не отказываются от поддержки именитых продюсеров Мартина Скорсезе и Скотта Рудина. Их «Неограненные драгоценности» с неузнаваемым Адамом Сэндлером в роли делающего ставку всей жизни нью-йоркского ювелира – наэлектризованная криминальная драма, снятая Дариусом Хонджи, оператором-постановщиком «Семи» Дэвида Финчера.

Продюсирующий «Неограненные драгоценности» Скорсезе тем временем и сам далек от ухода на тренерскую работу: трейлер его нового фильма «Ирландец», снятого для Netflix за космические то ли $140 млн, то ли $160 млн, был именно той ссылкой, которой делились этим летом интеллигентные люди. Во-первых, Скорсезе – безусловный классик, в свои 76 достаточно молодой не только для того, чтобы снимать кино, по воздействию сравнимое с ощущениями от укола адреналина, но и для того, чтобы выкладывать в Instagram фотографии своих собачек Флоры, Джазмин и Мака. Во-вторых, в «Ирландце», рассказывающем о работавшем на мафию киллере Фрэнке Ширане, играют Роберт Де Ниро, Аль Пачино и Джо Пеши. В-третьих, Скорсезе и студия спецэффектов Industrial Light & Magic применяют в фильме технологию, позволяющую омолодить актеров и снова увидеть их в возрасте таксиста Тревиса Бикла и гангстера Тони Монтаны. Наконец, равнение больших студий на подростковую аудиторию заставило не вымершего еще окончательно чуть более взрослого зрителя по-настоящему соскучиться по работам режиссеров-звезд, авторов, которых и осталось-то не так много. Непонятно только, получит ли развитие этот тренд, подтвержденный успехом не так давно вышедшего в прокат «Однажды в Голливуде» Квентина Тарантино. Проверить это на «Ирландце» в любом случае не удастся: экономика Netflix позволяет тратить миллионы долларов на репутационные проекты, даже если они не моментально конвертируются в подписки.

Голливуд в Венеции
Тем временем два голливудских блокбастера покажут в Венеции. «Джокер» – первый фильм, основанный на комиксе, который попал в конкурс большого фестиваля. Актерам, собирающим чемоданы в тонущую Венецию, должно быть не по себе: за роль Джокера, вслед за Джеком Николсоном и Хитом Леджером, взялся Хоакин Феникс – и это серьезный претендент на приз за лучшую мужскую роль.

Второй голливудский гость Венеции – «К звездам» Джеймса Грея, когда-то певца нью-йоркского одиночества («Любовники», «Маленькая Одесса»), переключившегося на эпопеи об эмиграции в Америку и конкистадорах. Теперь он снял кино о космосе с Брэдом Питтом в роли астронавта. Впрочем, фокус Грей по-прежнему держит на психологии своих одиноких, немного потерянных героев.

Ведомости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя