На главную Все материалы Когда прокуратура тянется к детям

Когда прокуратура тянется к детям

23
0

Запугивание силовиками участников митингов за допуск независимых кандидатов к выборам в Москве перешло в новую, критически острую фазу: у демонстрантов грозят забирать детей, чего не делают даже в отношении осужденных за терроризм.
До сих пор силовики, стараясь осадить протест в Москве, делали ставку на задержания, аресты, штрафы и уголовные дела, теперь прокуратура Москвы требует в суде лишить супружескую пару родительских прав за то, что родители приняли «незаконное участие» в «несанкционированном митинге» 27 июля с годовалым сыном и, «эксплуатируя ребенка», дали его подержать при проходе через оцепление Сергею Фомину – человеку, который потом стал обвиняемым по делу о «массовых беспорядках». Здесь прокуратура воспроизводит характеристику происходившего на улицах Москвы и действий правоохранителей для обоснования неоправданно жесткого разгона, который сам по себе требует правовой оценки. Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович в письме главе МВД Владимиру Колокольцеву, говоря об акции 27 июля, напоминает, что основная задача правоохранительных органов во время проведения публичных мероприятий – защита мирных демонстрантов и их прав, а несоблюдение формальной процедуры уведомления само по себе не должно было привести к разгону акции – это решение ЕСПЧ, которое обязательно для исполнения в России.

Родители, по версии прокуратуры, не правы во всем. Что сами пошли на митинг: у отца ребенка в Москве лишь временная регистрация, подчеркивает прокуратура, а значит, он не имеет права голоса на столичных выборах. Что взяли с собой ребенка: «злоупотребили своими родительскими правами» в ущерб интересам сына. Наконец, что передали сына «третьему лицу», чем «подвергли опасности» его здоровье и жизнь. Прокуратура не указывает, однако, что родители дали подержать ребенка не чужому человеку, а родственнику – двоюродному брату его матери, выяснил «Коммерсантъ».
С правовой точки зрения это глупость, а по сути – несомненное запугивание, считает член СПЧ Александр Верховский. Выбор жертв может быть объяснен тем, что Фомин был волонтером штаба Любови Соболь на выборах в Мосгордуму. СКР допросил его как свидетеля по делу и отпустил, после чего он, по версии следствия, перестал выходить на связь и был объявлен в розыск.
Угроза лишения родительских прав – это крайне редкая практика запугивания, но действенная: в 2011 г. отобрать ребенка через органы опеки грозились, например, у защитницы Химкинского леса Евгении Чириковой, она в итоге эмигрировала. Сейчас изъятием детей грозит уже не опека, а сразу силовики, причем это угроза фронтальная: прокуратура Москвы сообщила, что проверяет всех пришедших на акции 27 июля и 3 августа с детьми всех возрастов. Такого никогда не было, отмечает Верховский. Основанием для лишения родительских прав может быть приговор родителю за терроризм или экстремизм – сама по себе спорная норма, отмечает Верховский, но он не знает ни одного случая, когда бы она применялась на практике.

Столичная прокуратура через суд требует лишить родительских прав супружескую пару, которая пришла на несанкционированный митинг 27 июля со своим несовершеннолетним сыном.

Соответствующий иск был направлен в Перовский суд Москвы. В пресс-релизе, который столичная прокуратура выпустила по этому поводу, говорится, что «в ходе митинга родители передали малолетнего ребенка третьему лицу, что подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика, а также повлекло причинение ему физического и морального вреда». Позже фраза про физический и моральный вред исчезла из пресс-релиза. Ребенка передали Сергею Фомину.

5 августа Следственный комитет сообщил, что Фомину заочно предъявили обвинение, он скрылся от следствия и объявлен в розыск. О действиях Фомина на акции 27 июля СК сообщил так: «Из открытых источников известно, что, покидая митинг, [он] взял на руки чужого маленького ребенка для беспрепятственного прохода мимо оцепления». Накануне об этом же рассказал Первый канал, ошибочно сообщивший, что Фомин уже арестован. Авторы сюжета назвали Фомина «специалистом по уличной тактике», который «деятельно руководил» беспорядками. До этого в соцсетях начал распространяться ролик про Фомина под названием «Кто и как радикализирует и направляет протесты в Москве?». «Дождь» сообщает, что кадры из ролика были сняты Центром «Э».

После обыска и допроса 31 июля он разместил пост про акцию 27 июля в фейсбуке своей матери Татьяны Фоминой, объяснив, что у него самого телефон и компьютер забрали. По словам Фомина, во время митинга он призывал протестующих «уйти из-под дубинок ОМОНа» в Брюсовом переулке. «Я увел из Брюсова (сорвав свои голосовые связки) около тысячи человек. Мне никто за это не платил, я не состою ни в какой политической организации», — написал Фомин. После этого, по его словам, он вместе с колонной демонстрантов мирно прошел по Старому Арбату, выкрикивая лозунги «Честные выборы», «У меня есть голос» и «Москва выходи». «В конце Старого Арбата друзья вывели меня из этого шествия, и надели на меня «кенгурятник» с моим годовалым племянником… потому что начали за меня беспокоиться», — заявил Фомин.

После появления новости о том, что прокуратура хочет лишить их родительских прав, Проказовы 6 августа устроили у здания управления СК по ЦАО Москвы импровизированную пресс-конференцию. Они рассказали, что 27 июля вместе с Фоминым приехали погулять в центр города. Пара знала, что там проходит акция протеста, была солидарна с ней, но участвовать не собиралась: «с ребенком это было бы абсурдно». В какой-то момент они с Фоминым разделились, а позднее он вышел к родителям вместе с толпой протестующих. Проказовы прошлись с ними до Старого Арбата, а потом вместе с Фоминым пошли домой. «Серега мой лучший друг детства, он крестный моего старшего сына, он брат моей жены. В какой то момент я попросил его понести ребенка, мы дошли до метро. Нигде не было полицейских, оцепления, Росгвардии», — рассказал Дмитрий Проказов.

После появления младенца на митинге возбуждено уголовное дело по двум статьям: оставление в опасности и неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, рассказала на пресс-конференции Ольга Проказова. По ее словам, поздно вечером 5 августа у них в квартире прошел обыск. Кроме того, супругов вызвали на допрос в СК. Они проходят по делу свидетелями, рассказал «Интерфаксу» их адвокат Максим Пашков (ТАСС со ссылкой на правоохранительные органы пишет, что они также являются свидетелями по делу о массовых беспорядках). Пашков, как и сами Проказовы, связал уголовное дело со «смонтированным роликом» про Фомина, который распространяется в интернете. Родители отрицают прозвучавшее в ролике утверждение, что они передали ребенка Фомину, чтобы тот прошел через оцепление. «Полицейских вообще не было, мы их не видели», — заявила Ольга Проказова.

За иск о лишении родительских прав прокуратуру раскритиковали члены СПЧ и Совфеда, а также детский омбудсмен Москвы. Член Совета по правам человека (СПЧ) при президенте РФ Ирина Киркора заявила, что приход на несанкционированный митинг с ребенком и передача его кому-то не является основанием для лишения родительских прав, поэтому прокуратура нарушает закон. «В таких случаях нельзя говорить о лишении родительских прав. Надо работать с этой семьей, чтобы в дальнейшем они не подвергали ребенка риску», — поддержал Киркору уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович. Детский омбудсмен РФ Анна Кузнецова высказалась более осторожно: лишение родительских прав — крайняя мера, но привлекать детей к несанкционированным митингам недопустимо. Член Совфеда Валерий Рязанский в беседе с «Интерфаксом» посоветовал прокуратуре не пополнять «армию [сирот], которая и так насчитывает десятки тысяч человек».

В прокуратуре отметили, что супруги злоупотребили своими родительскими правами.

При этом отец ребенка вообще не может голосовать в Москве на выборах, поскольку имеет только временную регистрацию.

Отметим, что акция в Москве была незаконной и несанкционированной. И полиция, и власти Москвы предупреждали об ответственности за участие в этом мероприятии.

Вместе с теми, кто в прошлом ходил на оппозиционные митинги с детьми, а также с юристами и законодателями «Фонтанка» разбиралась в гранях допустимого.

Следственный комитет России расследует уголовное дело по факту присутствия малолетнего ребенка на московской акции протеста. В квартире семьи, которая воспитывает ещё и семилетнего ребёнка, прошёл обыск. Прокуратура намерена подать иск о лишении родительских прав. Юрист, оппозиционер, правозащитник и депутат от «Единой России» ответили на вопрос «Фонтанки», где проходит граница, отделяющая государственное от частного.
Депутат Госдумы от Петербурга, член фракции «Единая Россия» Сергей Вострецов. В 2018 году предлагал проверять органам опеки семьи, у которых дети ходят на акции протеста.

– Ни один нормальный человек годовалого ребёнка на общественно-массовые мероприятия, тем более незаконные, не возьмёт. Почему? Если мероприятие легальное, то там совсем другие меры безопасности. Готовятся сотрудники. Ставят рамки. Я понимаю, что ситуация сейчас непростая. И дети – это один из способов борьбы, в том числе за власть. В прошлом году я говорил о детях до 14 лет. А теперь втягивают уже младенцев. Не дай бог толпа задавит, какой потом будет резонанс!

На запрещённые акции вообще никому ходить не нужно. Если семья приняла решение принять участие в несанкционированном митинге – это их право. Вор идёт на преступление, когда он уже себе внутренне такое право дал – наплевать на закон и на общество. Перешагнуть закон и общество – это выбор каждого. В этой ситуации органы прокуратуры правы в том, что право есть и у того младенца, который побывал на этом митинге, быть в безопасности. Если семья решила, что они с чем-то не согласны, то дома могла остаться мама, а папа пойти на акцию. Или папа дома, а мама на улице. В конце концов, оставить ребёнка бабушке или дедушке. Но не таскать ребёнка на непонятные мероприятия. Ответственность родителей была понижена. Меры должны последовать, иначе у нас начнут младенцами прикрываться, как фашисты. И всё это под благими намерениями. А благими намерениями дорога в ад выстроена. Бороться за свои права надо. Но втягивать несовершеннолетних недопустимо. Если они пострадают на акции, то может быть социальный взрыв. Сегодня идёт общемировая тенденция, где через протесты пытаются добиться свержения власти. Например, в Венесуэле. И когда втягиваются дети, это уже не шутки. Это может кончиться плохо для всех.

Член президентского Совета по правам человека, глава комиссии Заксобрания Петербурга по социальным вопросам в 1994 – 2007 годах Наталья Евдокимова, которая сама ходила на несанкционированные акции с детьми.

-Требование лишить родительских прав за уличный протест – такого ещё не было. Оставление ребёнка в опасности ещё нужно доказать. Чтобы понимать, что творилось в Москве в эти две субботы, нужно было это просто увидеть. Люди гуляли в выходной день, а их хватали. Хватали всех подряд. У нас собрано большое количество показаний самих потерпевших, адвокатов, которых к ним не допускали. Там были члены СПЧ. Каждый написал результаты своих наблюдений. Папа с ребёнком просто оказался не в то время не в том месте. Будем разбираться с этим делом особо. Мы уже направили главе МВД своё заявление. Это ужасно. Кто перешёл границу? Наши правоохранительные органы своим зверством, с которым они задерживали в том числе людей, которые не имели отношения к протестующим. Перешли все барьеры. И то, что прокуратура возбудилась, говорит о том, что есть некая общая команда.
Я согласна, что брать детей на акции протеста может показаться странным. Но давайте разберёмся. Действительно ли эта семья специально пошла на акцию протеста? Могли ли они передать ребёнка, когда скрутили отца? Силовики скажут, что все, кто был на улице, – протестующие. Но это не так.
Я бы не взяла маленького ребёнка, если бы я знала, что там есть угроза. Но мы не можем лишить родительских прав те семьи, где постоянно пьют и бьют детей. Где родители ведут асоциальный образ жизни. Для этого нужно очень много усилий. А тут за один акт сразу иск в суд о лишении родительских прав. Эти меры устрашения превосходят уже всё.

www.fontanka.ru

www.vedomosti.ru

meduza.io

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя