На главную Все материалы Придется раскошеливаться

Придется раскошеливаться

13
0

кредитПросроченная прибыль
В 2012 году российский банковский сектор рапортовал о рекордной прибыли в 1 трлн руб. 2014 год настолько перевернул финансовую ситуацию, что теперь рекордов ждать не приходится. Банки, как обычно, рассчитывают в основном на помощь государства.
Убытки во спасение
В 2014 году банки получили чистую прибыль в 589 млрд руб., что на 40,7% меньше, чем в 2013 году, и практически ни один из десяти крупнейших банков не смог выйти на уровень предыдущего года. На финансовый результат существенно повлиял убыток, полученный банками в декабре 2014 года и составивший 192 млрд руб. Основным фактором снижения стал прирост созданных кредитными организациями резервов на возможные потери, которые за прошлый год увеличились почти втрое — на 1,2 трлн руб. Другим фактором стал ущерб, наносимый финансовым результатом проблемных банков: если в 2013 году потери убыточных финансовых организаций составили 18,7 млрд руб., то в 2014 году убыточные банки понесли потери в 264,5 млрд руб.
В отношении текущего года первый зампред ЦБ Алексей Симановский уже дважды менял прогноз: «Если говорить о базовом нашем прогнозе, то (банки получат прибыль.— «Ъ») в районе 200 — чуть плюс, чуть минус. Стрессовый — ноль где-то». При этом пропасть между прибыльными и убыточными банками продолжит расти — например, зампред ЦБ Михаил Сухов полагает, что «финансовое состояние банков будет все больше и больше поляризоваться, а не ухудшаться».

Уже начало года для банков выдалось безрадостным: по данным регулятора, в январе российские банки получили совокупный убыток в размере 24 млрд руб. против прибыли за аналогичный период прошлого года в 39 млрд руб. Причем крупнейшие 30 банков получили убыток в 66,4 млрд руб. против 70,9 млрд руб. чистой прибыли годом ранее. Получается, что крупнейшие банки, обычно генерирующие основную прибыль системы, теперь приносят основные убытки. Во многом причиной убытка стало повышение Банком России ключевой ставки в декабре прошлого года с 10,5% до 17%: банки не могли сразу повысить кредитные ставки по действующим кредитам, зато стоимость их собственного фондирования на межбанке или у ЦБ заметно выросла. Отсюда резкое выпадение доходов. К тому же многие клиенты, которым изменили кредитные условия, оказались неспособны обслуживать долги по высоким ставкам, отсюда рост плохих долгов и повышенные резервы.

Сбербанк, на который приходилась раньше львиная доля банковских доходов, в январе сократил прибыль в 8,4 раза — до 3,7 млрд руб. Виной тому рост процентных расходов из-за высоких ставок фондирования как от клиентских средств, так и кредитов ЦБ. Убыток ВТБ в январе составил почти 9 млрд руб., его в банке объяснили переоценкой пассивов из-за повышения ключевой ставки ЦБ в декабре. Дочерние банки ВТБ — ВТБ 24 и Банк Москвы — получили отрицательный финансовый результат в 2,5 млрд и 11,3 млрд руб. соответственно. ГПБ сократил прибыль в январе на 45%, до 18,3 млрд руб., убыток РСХБ составил 7,6 млрд руб. Крупнейший частный Альфа-банк заработал 30 млрд руб. на фоне убытков других банков. И чем дальше — тем больше убытков: в январе—феврале сальдированный убыток банков РФ составил 35,826 млрд руб. против прибыли в 169,852 млрд руб. годом ранее.

Подготовка к поражению

Аналитики рейтинговых агентств все чаще говорят о том, что 2015 год будет трудным для банковской системы. Moody`s полагает, что российские банки могут потерять 1,5-2 трлн руб. в текущем году, если Банк России сохранит ставку на уровне 15%, и даже снижение ее в течение двух кварталов на уровне выше 12% не спасет показатели деятельности банков. По его оценкам, кризис, который намечается в банковской сфере, будет гораздо более затяжным, чем в 2008-2009 годах, да и ключевая ставка, с которой начали год банки, намного выше, чем в предыдущий кризис (в феврале 2009 года ставка по ключевому на тот момент инструменту рефинансирования выросла до 10%, но уже к июню снизилась до 6,25%). За первые месяцы ЦБ дважды снижал ключевую ставку: сначала до 15%, а в начале марта — до 14% годовых. В любом случае такая ставка дорого обходится самим банкам, поскольку сейчас доля фондирования от ЦБ составляет 11% их пассивов (для сравнения: в 2009 году эта доля была на уровне 1% пассивов).

В агентстве «Эксперт РА» оценили убытки российских банков в 400 млрд руб. в 2015 году при базовом сценарии, а при негативном — в 1,2 трлн руб. Агентство S&P полагает, что банки получат прибыль, но небольшую.

В риторике председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной участники рынка уловили «новую тональность», пишут аналитики Райффайзенбанка. Обновленный прогноз ЦБ предполагает, что рецессия затянется до 2016 года, а это один из наиболее пессимистичных прогнозов в сравнении как с оценками других ведомств, так и консенсуса экспертов.

Интерес к банковской прибыли понятен, так как она является одним из основных источников увеличения капитала банков: на протяжении последних лет за счет прибыли формируется почти половина годового прироста капитала в целом по системе.

Банкиры заранее предупреждают о грядущих потерях. Герман Греф считает, что не все банки смогут выдержать объемы резервирования, которые надо создать в текущем году, и отмечает, что Сбербанку потребуется меньше резервировать, чем другим участникам рынка. Андрей Костин не исключает того, что при существующих ставках банк окажется в убытке по итогам года. Избежать убытка поможет докапитализация ВТБ на 250 млрд руб., для чего ему могут быть выделены средства из ФНБ (100 млрд руб. банк получил в декабре прошлого года). А вот Альфа-банк и в 2015 году останется прибыльным, считает его главный управляющий директор Алексей Марей. Его начальник президент Альфа-банка Петр Авен еще в начале года заявил, что никакого кризиса в банковском секторе нет, но традиционно добавил, что государство в любом случае оказывает недостаточную помощь банковскому сектору.

Михаил Задорнов, президент—председатель правления ВТБ 24, считает, что банковская система в 2015 году будет балансировать на грани рентабельности — по сути, будет бесприбыльной. И единственным вариантом поддержки банков станут деньги государства — 1 трлн руб., который правительство выделит банкам через АСВ. Докапитализация должна проходить через включение в капитал ОФЗ. Но такая помощь будет доступна только 27 крупнейшим банкам. Взамен гарантированных средств банки обязаны в течение трех лет ежемесячно увеличивать кредитование как минимум на 1% по ипотеке, кредитование малого и среднего бизнеса. Остальным, чтобы выжить, придется либо искать инвестора в банковский капитал, либо объединяться: роста числа сделок по слиянию ждут и в ЦБ, и эксперты. Одно радует: после ряда одиозных отзывов лицензий у крупных банков — Мастер-банка, «Пушкино», СБ-банка — заметно истощился фонд страхования вкладов АСВ, и многие участники рынка отмечают, что регулятор все больше приветствует оздоровление банков, чем отзыв лицензии, если, конечно, в банках есть что оздоровлять.

ВВП в кредит

Но важно и другое: уже сейчас видно, что за бурное розничное кредитование в 2012-2013 годах банки начинают расплачиваться «своим кошельком»: закредитованное население в условиях финансовой нестабильности снижает выплату по кредитам, так как его доходы снижаются, банки повышают ставки, валютные кредиты из-за осенней девальвации рубля становятся неподъемными. В итоге доля просроченной задолженности по рознице за 2014 год выросла до 5,9% на конец года, в абсолютном значении портфель плохих кредитов физических лиц вырос на 51,6%, до 0,7 трлн руб. Корпоративные кредиты ведут себя не лучше: за прошлый год их доля в общем портфеле хоть и сохранилась на уровне 4,2%, но в абсолютном выражении они выросли на треть, до 1,3 трлн руб.

Обычно банки адаптируются к новым ставкам в течение двух-трех месяцев, поэтому какое-то время клиентам не стоит ждать снижения ставки по кредитам. В данной ситуации это может как-то помочь банкам: получая на межбанке или от ЦБ кредиты по меньшей ставке, они на какое-то время сохранят высокие ставки по клиентским кредитам. Соответственно, просроченная задолженность будет расти. Moody`s считает, что замедление российской экономики (оно ожидает спада ВВП на 5,5% в 2015 году) и высокие процентные ставки могут ухудшить качество кредитного портфеля российских банков и привести к росту доли проблемных ссуд до 15% в 2015 году с 9,5% по итогам 2014 года и 7% в 2013 году. В S&P подсчитали, что доля плохих и реструктурированных долгов за 2015 год составит до 17-23% кредитного портфеля, а при негативном сценарии — до 40% портфеля.

Новую тенденцию в обслуживании кредитов отметил Михаил Сухов: с начала года наблюдается динамичный рост просроченной задолженности по кредитам нефинансовому сектору экономики, которая за первые два месяца года выросла до 4,7% с 4,2% на 1 января. «Это много. Я думаю, что объяснение кроется в начале спада ВВП, при этом рост просрочки неизбежен».
Источник- Коммерсант-Банк

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя