На главную Все материалы Кто на новенького?

Кто на новенького?

10
0

банки испугалисьЦБ испугал банки. Слова Эльвиры Набиуллиной о том, что Мастер-Банк «не один такой», заставили банкиров вспомнить кризис доверия 2004 г. Снова в ходу черные списки, межбанковский рынок сжимается, но теперь банки готовы лучше: крах «Пушкино» послужил им прививкой
В день отзыва лицензии у Мастер-банка за нарушение антиотмывочного закона, 20 ноября, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина заявила в Госдуме: «Он не один такой, но таких банков немного». В конце сентября за это же лишился лицензии банк «Пушкино». О том, что оба они давно проводили сомнительные операции, банкиры прекрасно знали и, поверив в серьезность намерений регулятора (с июля ЦБ отозвал 22 лицензии против трех в первом полугодии), стали гадать, кто еще может уйти с рынка. В «списках, у кого скоро отзовут лицензии», поступивших в «Ведомости», около 20 банков.
Не продуманные до конца надзорные действия могут привести к коллапсу межбанковского рынка по аналогии с 2004 г., предупредила Московская международная валютная ассоциация (ММВА), отметив начавшееся «сжатие ликвидности, рост ставок, отказ банков от размещения свободных средств overnight даже у традиционных контрагентов».

Обычно в ноябре рынок МБК очень активен, но не в этом году, приводит президент ММВА Алексей Мамонтов данные информационной системы Delta об операциях 300 банков: «До истории с «Пушкино» в день торговало 170 банков, а сейчас — 130; число сделок сократилось с 400—450 до 280—290 в день. Банки второго и третьего круга прекратили кредитовать друг друга».

Ситуация с Мастер-банком вызвала отток ликвидности из мелких банков, крупные стали осторожнее кредитовать их, сокращать лимиты, говорит предправления Национальной валютной ассоциации Дмитрий Пискулов.

Ставка overnight MosPrime достигла 6,6% — больше в этом году было только 28 июня (6,62%).

Ставки приблизились к максимумам, но на это влияют фундаментальные факторы, отмечает аналитик Райффайзенбанка Мария Помельникова: фактор Мастер-банка добавил напряженности, но он не определяющий.

Отток ликвидности Помельникова считает естественным в налоговый период (ее оценка — 380 млрд руб.). Еще на этой неделе банки должны вернуть Минфину 260 млрд руб. депозитов.

Не исчерпав лимитов на репо (задолженность банков перед ЦБ — 2,5 трлн из возможных 4 трлн руб., банки используют более дорогостоящий ресурс — валютные свопы, отмечает Помельникова, вчера ставки по ним составляли 6,5% против 5,5% по репо: «Мелкие банки, потребности которых в ликвидности проявляются острее, вероятно, уже испытывают недостаток залога по репо, но, располагая валютой, наращивают привлечение через валютные свопы».

«Говорить о кризисе доверия неверно, — говорит Помельникова. — Это цепная реакция, а сейчас мы видим только локальные проблемы в отдельных банках».

Отчасти это произошло благодаря отзыву лицензии у «Пушкино», активного игрока на межбанке. После этого «рисковики в банках активизировались», говорит трейдер банка из топ-50. «Банки посокращали лимиты, исключили из списков некоторых контрагентов», — указывает руководитель дилингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук. «После «Пушкино» наши рисковики перепроверили всех контрагентов, и мы сократили лимиты на отдельные банки», — говорит предправления «СБ банка» Андрей Егоров. После чистки обороты снизились, но менее чем на 10%, сказал трейдер банка из топ-20.

Как это было

Летом 2004 г., когда ЦБ отбирал банки, достойны ли они участия в системе страхования вкладов, председатель Службы финансового мониторинга Виктор Зубков заявил о претензиях к десятку банков. Банки стали закрывать лимиты друг на друга, вкладчики и другие клиенты — выводить деньги. Самой крупной жертвой кризиса стал Гута-банк, 20-й по размеру: его за «символический миллион» купил ВТБ.
Источник- Ведомости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя