На главную Все материалы Минюст о россиянах: «матерятся напропалую» и «писают на обочинах»

Минюст о россиянах: «матерятся напропалую» и «писают на обочинах»

5
0

минюст
Глава Минюста по-товарищески рассказал в Думе о россиянах: не уважают законы, «матерятся напропалую» и «писают на обочинах»
Министр юстиции Александр Коновалов в минувший понедельник прочитал в Госдуме лекцию, посвященную 20-летию российской Конституции. Основные его суждения свелись к тому, что современное российское общество страдает от правового нигилизма и патернализма, а также от падения моральных устоев. И действия властей на этом фоне пока выглядят не лучшим образом — имеет место «торговля правосудием», а законодательные инициативы безуспешны, признал глава Минюста.

Свое выступление министр начал с обещания «отдрейфовать» от некой обычной лекционной модели рассказа о прописных истинах и устроить «товарищеский, доверительный разговор» с пришедшими его послушать студентами и преподавателями юридических вузов, разбавленными небольшим количеством думских аппаратчиков и депутатов. Нынешнюю неделю думцы работают в регионах, поэтому депутатский корпус на лекции Александра Коновалова вчера представляли только спикер Госдумы Сергей Нарышкин и глава думского комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин, объясняет «Коммерсант». Большинство же слушателей были именно студентами.

Свое обещание глава Минюста сдержал. Он действительно высказал много такого, чего не услышать от чиновников в открытой беседе, и дал «вполне адекватные оценки российской действительности», отмечает «Независимая газета».

Для обсуждения Коновалов взял три аспекта конституционализма: Конституция как основа правовой системы страны, как система гарантий существования личности и как декларация ценностей государства и общества.

Рассуждая о законодательстве, которое должно вытекать из «Конституции как основы правовой системы страны» и опираться на ее базовые принципы, Коновалов перечислил риски, в которые может свалиться законодатель. Прежде всего это риск «спорадического законотворчества», когда законодатели пытаются «моментально отреагировать» на ту или иную ситуацию, забывая подчас о тех самых базовых принципах.

Также есть риски «инструментального законотворчества», когда законодатель сосредоточен на предельно детализированной проработке «прикладных и узкоспециализированных нормативных актов» и рискует забыть о концепции и базовых ценностях права.

Кроме того, есть риск «изолированного законотворчества», когда власть, решая какие-то проблемы, забывает о реальных последствиях своих решений и вообще о том, а нужны ли именно они людям и обществу.

Никаких конкретных примеров министр не привел, но они и так хорошо известны, считает «НГ»: чего стоит хотя бы принимавшийся в спешке в прошлом году закон об ужесточении ответственности за нарушения правил проведения массовых акций («спорадическое законодательство»). Конституционный суд недавно признал отдельные положения данного закона не соответствующими Основному закону. «Инструментальным» во многом является избирательное законодательство. Самые же показательные «изолированные» акты законотворчества последнего времени – это борьба с нецензурными словами в СМИ и ужесточение наказания пьяных водителей на фоне массированной алкоголизации населения.

В общем, получилось так, что глава Минюста дал картину именно действующих принципов законодательной работы властей — как Госдумы, так и самого правительства, да и администрации президента, критически замечает издание.

Представители оппозиции признали справедливость тезиса министра о рисках. Госдума с подачи «единороссов уже давно вошла в зону всех трех рисков», заявил «Коммерсанту» депутат фракции КПРФ, глава юридической службы партии Вадим Соловьев.

Примечательно, что пока министр читал лекцию, пресс-служба его ведомства распространила сообщение о том, что «специалисты Минюста России и его территориальных органов» приступают к проверке НКО, чтобы выяснить, являются ли они иностранными агентами.

«Торговля правосудием»

Говоря о рисках при реализации конституционных прав и свобод граждан, Коновалов назвал слабость судебной системы и «к сожалению, торговлю правосудием». Между тем, по его словам, не все зависит от власти. Чтобы право стало основой общественных отношений, необходимы усилия и со стороны граждан.

Однако современное российское общество страдает от правового нигилизма и патернализма, а также от снижения моральных устоев, посетовал министр. «Патернализм» — когда «человек не считает нужным интересоваться своими правами и обязанностями, защищать их, а неблагоприятные правовые последствия своего поведения сваливает на государство». Один из примеров — обманутые дольщики, отдавшие деньги мошеннику, не прочитав текст договора.

«Принято плясать на амвоне храма, жарить шашлыки на Вечном огне…»

Свидетельством снижения планки моральных устоев в обществе Коновалов считает акцию Pussy Riot в Храме Христа Спасителя. Он напомнил, что «когда вся эта история с девушками происходила, менее замеченной осталась история с инсценированным похищением маленькой девочки в центральной части России». Оказалось, что мама со своим сожителем избивали ее долгое время, потом сожитель девочку убил, а после этого они продолжали выпивать.

«В обществе, где принято плясать на амвоне храма, жарить шашлыки на Вечном огне, материться напропалую в общественном транспорте в присутствии женщин и детей, писать на обочинах без зазрения совести, такая история с убийством трехмесячной девочки гораздо более органична и ожидаема, чем в обществе, где всего этого нет, где планка морального самозапрета гораздо выше», — заявил министр.

Он отметил, что современное состояние российского общества — кризисное. «У нас наследие веков патриархального и во многом тоталитарного существования. Такое наследие не может пройти быстро», — признал чиновник.

Кроме того, по его словам, в 1990-е годы россияне «сожрали громадную дозу антропоцентризма», который западные страны поглощали столетиями. В результате люди перестали чувствовать ту грань, за которой должны включаться «самоограничение, самозапрет». И теперь Россия находится на этапе перехода «от тоталитаризма к чему-то другому». Пока трудно сказать, к чему, потому что «определение демократии не является термином, исключающим тоталитаризм». Поэтому глава Минюста считает право одним из базовых условий, при котором «этот смутный переходный период» не будет долгим.

Министр походя признал, что каждый второй зэк «вооружен мобильным»

Отдельно Коновалов остановился на реформе пенитенциарной системы, сообщив, что она только еще начинается. Глава Минюста предупредил: последствия реформы ФСИН будут «отложенными». Новые тюрьмы хорошо бы построить, но главный акцент надо делать на новое отношение к заключенным. Они теперь, сказал министр, «гораздо лучше понимают свои права, больше склонны отстаивать их, каждый второй вооружен мобильным телефоном и могут оперативно передавать информацию». Вообще-то мобильники в колониях под запретом, но министр знает реальную ситуацию, отмечает «Московский комсомолец».

В заключение Коновалов отметил, что многие проблемы могло бы решить правовое просвещение граждан, но принятая два года назад указом президента соответствующая концепция «не работает».
http://www.newsru.com/russia/26mar2013/minustlect.html

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя