На главную Все материалы Заемщики и коллекторы. Власть поможет?

Заемщики и коллекторы. Власть поможет?

15
0

онищ
Как власти боролись за цивилизованные правила взыскания долгов
март,2013

14 марта 2011 года глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко объявил о начале крестового похода против коллекторов – частных специалистов по возвращению долгов. Сделано это было на специальной пресс-конференции по случаю Всемирного дня защиты прав потребителей. В 2011 году он проходил под девизом «Потребители за честные финансовые услуги».

Полностью неправовое поле

В своем выступлении глава Роспотребнадзора попытался открыть глаза обществу на новую вопиющую проблему. Теперь в России добропорядочных граждан терроризируют и запугивают коллекторы только за то, что они не сумели расплатиться по кредитам. Хотя те, по словам Онищенко, на самом деле находятся якобы вне закона.

Попутно Геннадий Онищенко рассказал и всю правду об ужасах коллекторского бизнеса и применяемых ими методов. Были приведены данные соцопросов. Они показали, что 60% россиян вообще не представляют, кто такие коллекторы. Среди тех, кто слышал о них, у многих коллекторы ассоциируются с угрозами либо откровенным бандитизмом.

«Несмотря на то, что Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека неоднократно привлекала внимание к той нездоровой ситуации, которая складывается в сфере «коллекторских услуг», то есть к отношениям, возникающим между гражданами и коллекторами, в службу продолжают поступать обращения граждан о взыскании с них долгов разного рода коллекторскими организациями. Количество обращений граждан в управление Роспотребнадзора по субъектам РФ по вопросам защиты прав потребителей финансовых услуг в 2010 году составило 19 032, что в 3 с половиной раза больше, чем в 2009 году», — объяснил свою обеспокоенность Онищенко.

В качестве иллюстрации происходящего безобразия, он привел историю матери-одиночки из Оренбургской области. В отчаянии они обратилась в Роспотребнадзор за помощью. «Она взяла кредит в 2008 году у банка «Ренессанс Капитал». Кредит был взят для лечения тяжело больной дочери в объеме 100 тыс. рублей»,- сказал Онищенко. Женщина успела выплатить банку 84 тысяч рублей долга при общей сумме задолженности с процентами в 186 тысяч рублей, когда в 2009 году потеряла работу.

«Она живет в квартире барачного типа, дочь — инвалид. Пыталась объяснить ситуацию в банке, но они требовали вернуть все сразу. Потом начались звонки от коллекторов, долг вырос до 400 тыс. рублей», — с возмущением рассказал Онищенко. Женщине угрожали разными карами: от отъема квартиры до лишения материнских прав и тюремного заключения. Коллекторы даже стали звонить дальним родственникам, хоть женщина с ними и не общается.

«Лучше бы один конец, да дочь жалко. Да, я виновата, но можно же как-то по-другому?», — процитировал Онищенко обращение жертвы коллекторов.

«После этих абсолютно справедливых слов «братки» 1990-х, по сравнению с этими молодыми, респектабельного вида людьми (коллекторами), выглядят Робин Гудами. И, к сожалению, это не отдельные случаи, а почти повседневная практика, — резюмировал он. – Мы придерживаемся позиции, что передача банком обязательств физического лица коллекторским организациям является грубым нарушением российского законодательства. Здесь это полностью неправовое поле».

Борьба за репутацию

Геннадий Онищенко решительно поставил коллекторов вне закона. Однако сами сборщики долгов ничуть не испугались. В тот же день многие представители этого бизнеса выступили с комментариями в СМИ. Они разъяснили, что Онищенко несколько сгустил краски. Действительно, на рынке взыскания долгов действуют и серые полулегальные конторы – именно они допускают незаконные методы работы. Действительно, до сих пор нет единого закона, что регулировал бы деятельность коллекторов.

Вместе с тем, они отметили, что легальные коллекторские организации давно уже работают в строгом соответствии с законом, и руководствуются нормами Гражданского и Уголовного кодексов, законов «О кредитных историях», «О персональных данных», «Об исполнительном производстве» и прочими правовыми актами. Таковые допускают и делегирование банками коллекторам прав взыскания долгов по кредитам, а также продажу – цессию – проблемных долгов.

В связи с этим уже через две недели после нашумевшего выступления Онищенко руководством ООО «Центр развития коллекторства» против него был подан иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Они настаивали, что глава Роспотребнадзора безосновательно очернил их уважаемую организацию. Коллекторов оскорбили слова будто все они нарушают закон и используют бандитские методы.

Охотники за долгами напомнили, что «Центр развития коллекторства» действует исключительно в правовом поле и гордится своей безупречной репутацией. В качестве возмещения нанесенного ущерба коллекторы просили взыскать в их пользу символический рубль.

В конце концов, они процесс проиграли – суд согласился с мнением юристов Роспотребнадзора, что слова их руководителя носили оценочный характер. Тем не менее, эта ситуация наглядно показала, что на самом деле деятельность коллекторов в России не так однозначно, как ее обрисовал в марте 2011 года Онищенко.

Коллекторы не только никуда не делись, не ушли в подполье, но по сей день продолжают работать. Причем, совершенно открыто и весьма успешно. Об их востребованности на финансовом рынке говорит тот факт, что объемы этого бизнеса год от года продолжают расти. К примеру, на конец 2012 года банками были переданы коллекторам для работы долги только физических лиц примерно на 155-160 миллиардов рублей. Это при том, что общая сумма задолженности граждан по кредитам составляла вдвое больше. То есть, эти долги также позже могли быть переданы коллекторам.

Более того, коллекторы полны решимости и дальше отстаивать свои права и защищать репутацию. Уже недавно был создан первый прецедент наказания за огульные обвинения в их адрес. Коллекторское агентство «Секвойя кредит консолидейшн» выиграло суд у Межрегиональной общественной организации потребителей «Финпотребсоюз». Финансисты пожаловались в письме банку-партнеру агентства о том, что его «методы и принципы работы создают риски ущемления законных интересов заемщиков банка». Коллекторы добились признания этого заявления не соответствующим действительности, опровержения его и выплаты компенсации в возмещение репутационного ущерба в 30 тысяч рублей. Хотя это решение пока в силу не вступило, и правозащитники надеются на пересмотр дела, пример показателен. Говорить о том, что все коллекторы в России вне закона, не приходится.

Психическая атака

Впрочем, нельзя сказать, что у коллекторов вообще нет проблем. Борьба, которую они ведут за право на существование и работу, последнее время идет с переменным успехом.

Само по себе выступление Геннадия Онищенко не возымело практически никакого действия. Роспотребнадзор активизировал работу с жалобами граждан. Ведомство оспаривает в судах законность передачи банками их долгов коллекторским агентствам, а также пытается наказать банки в административном порядке за те или иные нарушения прав потребителей. Однако в целом эти усилия не оказали серьезного влияния на положение дел. Счет выносимым в адрес банков предписаний шел на сотни, а сами банки активно обжаловали действия Роспотребнадзора, причем, не без успеха.

Более того, осенью 2011 года в очередном обзоре судебной практики Высший арбитражный суд (ВАС) РФ фактически признал законной практику передачи банками долгов граждан коллекторским агентствам без каких-либо дополнительных условий. Включая согласие самого заемщика.

Тем не менее, в долгосрочной перспективе усилия Роспотребнадзора на ниве борьбы с коллекторами все же не пропали даром. В сентябре 2011 года ведомство Геннадия Онищенко привлекло в союзники Генпрокуратуру. Роспотребнадзор объявил о планах проведения совместных масштабных проверок деятельности коллекторов. Уже в апреле 2012 года надзорное ведомство доложило о первых результатах. Прокурорами было вскрыто более 3,5 тысяч нарушений закона, к административной ответственности привлечено 645 должностных и юридических лиц, возбуждено 55 уголовных дел.

Эта кампания тоже носила во многом декларативный характер. Генпрокуратура лишь констатировала якобы незаконность действий банков по передаче долгов коллекторам, и сомнительность методов последних. Однако речи о прекращении их работы не шло даже близко. Как следовало из сообщения самой Генпрокуратуры, проверки выявили фактически лишь отдельные нарушения и преступления, причем далеко не самые тяжкие.

Однако, такая активность, в конце концов, помогла Роспотребнадзору заинтересовать проблемой и Верховный суд (ВС) РФ. В июне 2012 года он принял постановление своего пленума. Документ был посвящен вопросу взаимодействия банков и коллекторов. В нем был жестко зафиксирован принцип, что кредитные организации не вправе передавать долги клиентов для истребования структурам, если оные не имеют банковской лицензии, и если иное не закреплено в кредитном договоре.

Для сборщиков долгов это стало первым серьезным ударом. Он вызвал не только пустое сотрясение воздуха, а реальные последствия для их бизнеса. Так, в ноябре 2012 года сорвалась одна из крупнейших в этой сфере сделок – тендер по продаже Сбербанком. А ведь этот банк является лидером на рынке розничного кредитования, пакета проблемных кредитов физических лиц на общую сумму более 5,5 миллиардов рублей. Во избежание судебных разбирательств, из-за упомянутого постановления пленума ВС, к тендеру были допущены лишь обладатели банковских лицензий. Таким образом, коллекторы остались за бортом. Другие же банки предложение не очень заинтересовало, и в результате тендер был признан несостоявшимся. А в самом Сбербанке решили продолжить работу с этими долгами своими силами.

Объективная необходимость

По признанию представителей и коллекторского бизнеса, и банков, прошлогоднее решение ВС серьезно осложнило их работу и взаимоотношения по вопросам возврата проблемных долгов. Однако, как и раньше, речи не идет не то, что о сворачивании такого рода деятельности, но даже о значительном сокращении рынка. Просто в силу того, что коллекторство, хоть и не упоминается ни в одном из российских законов, тем не менее, этим же законам не противоречит. Оно по-прежнему остается крайне востребовано, и в своем роде не имеет альтернативы.

До сих пор российские законы предполагают лишь один возможный способ принудительного взыскания долгов с физических лиц – исполнительное производство по гражданскому иску. Теоретически, предполагается еще и механизм банкротства граждан, но из-за несогласованности этих норм в разных законах он не работает. Исполнительное же производство в российских реалиях вылилось в процедуру медлительную, малоэффективную и, вместе с тем, порой просто абсурдную.

С одной стороны, разбирательство таких процессов и выполнение решений может тянуться порой годами. Это невыгодно может быть и кредиторам, и должникам: для одних это трата времени и денег на судебные издержки, для других – продолжающееся накручивание процентов по долгам. С другой стороны, порой исполнительное производство возбуждалось по смехотворным поводам, таким как неуплата и недоплата всего нескольких десятков рублей. В итоге, по оценкам главы ВАС Антона Иванова, сейчас уровень исполнения судебных решений в стране составляет в среднем всего 20%.

Ситуация осложняется продолжающимся ростом объемов потребительского кредитования и опережающим ростом объемов просроченной задолженности по кредитам. В таком контексте коллекторы оказались для банковской системы единственным эффективным способом решения проблемы возврата долгов. К примеру, по данным на февраль этого года, по данным ЦБ РФ, общая сумма просроченной задолженности физлиц по кредитам составила более 320 миллиардов рублей. Банкам попросту некуда деваться. Кстати, уже и не только банкам – все большей проблемой последнее время становится взыскание долгов не только по кредитам, но и за услуги связи, ЖКХ и т.д.

Понятно, что самостоятельная работа с проблемными клиентами для банков – лишняя обуза, огромные расходы на юридическое сопровождение тысяч и десятков тысяч судебных процессов с каждым из неплательщиков. Коллекторы же готовы за сравнительно небольшое вознаграждение брать эту работу на себя, позволяя банкам вернуть хотя бы часть долгов.

Насколько законные методы при этом используют коллекторы – вопрос отдельный. Надо отметить, что сами представители этого бизнеса не очень любят распространяться на данную тему. Обычно они рассказывают, что используют специальные методики психологического убеждения или, если угодно, воздействия на неплательщиков. Якобы таковые давно придуманы и успешно применяются во всех цивилизованных странах. Коллекторы договариваются до того, что утверждают будто они оказывают должникам поддержку, чтобы помочь выйти из трудной ситуации. Упрощенно, эта работа сводится к напоминанию должникам о необходимости расплатиться разными способами – по телефону, в письмах, при личных встречах, через родственников, коллег по работе и т.д. То есть, коллекторы работают по принципу: разрешено все, что не запрещено.

Впрочем, очевидно, что проблема нарушения закона в данной схеме актуальна только для самих коллекторов. В случае чего, они рискуют навлечь на себя обвинения в использовании недозволенных методов. Банки же, очевидно, эти вопросы не касаются, поскольку они справедливо могут рассчитывать, что законные права должников должны защищать правоохранительные органы. Для финансистов же главное – вернуть свои средства, на что они, безусловно, также имеют полное право. А эффективность коллекторов в этом плане сомнению не подлежит. По статистике, им удается в среднем добиться получения не менее 20-30% долгов, признанных самими банками безнадежными.

При таком раскладе, очевидно, главным становится более четкое правовое регулирование деятельности коллекторов. О чем сами они, кстати, говорят уже давно. Однако на этом поприще сделано меньше всего. За последнее десятилетие был подготовлен целый ряд законопроектов о коллекторской деятельности либо особенностей взыскания просроченной задолженности с граждан, но ни один из них до парламента так и не дошел.

Коллекторы, между тем, продолжают успешно работать, и уже приспособились к новым требованиям, что были зафиксированы постановлением пленума ВС. Теперь банки практически повсеместно при выдаче кредита включают в договор пункт о возможности передачи права по взысканию долга структурам, если они не имеют банковской лицензии. Сами коллекторы все чаще стали обходить это условие по-другому. Они используют при покупке проблемных долгов посредников из числа мелких банков. Этих агентов не беспокоят вопросы репутации, и они не боятся претензий Роспотребнадзора. Кроме того, на руку коллекторам и банкам играет и отсутствие однообразной судебной практики. В частности, как уже говорилось, у ВАС и ВС разные взгляды на то, какими должны быть взаимоотношения банков, их клиентов и коллекторов.

Победа коллекторов?

Таким образом, по прошествии двух лет, объявленный Геннадием Онищенко крестовый поход на коллекторов закончился если и не поражением, то и не победой. В общем, ничем. Судить об этом позволяют два факта.

Прошлым летом и осенью, Роспотребнадзор и Генпрокуратура, продолжая на словах клеймить позором коллекторов, выступили с невиданной для госведомств инициативой – стали просто давать советы гражданам, как противостоять незаконным притязаниям коллекторов. То есть, ничего более они противопоставить специалистам по возвращению долгов не смогли.

С другой стороны, сами коллекторы получают все большее признание со стороны других властных и около властных структур. Так, в конце минувшего года о планах привлечения коллекторских агентств для взыскания долгов объявило Агентство по ипотечному жилищному кредитованию, созданное в свое время правительством и на 100% принадлежащее государству.

http://rapsinews.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите ваше имя