На главную Все материалы Банки против заемщиков

Банки против заемщиков

22
0

Пока Центробанк борется с нерадивыми банками, которые решили побаловаться на валютной бирже, вместо того чтобы заниматься кредитованием реального сектора экономики, сами кредитные организации основные силы тратят на противостояние другому злу — просроченным платежам по кредитам физическим лицам.
Справка TatCenter.ru:
По данным опроса TatCenter.ru, проведенного с 30 марта по 5 апреля, около 65% респондентов ежемесячно платят взносы по кредиту. Из них 38% вносит менее 10 тыс. рублей, 16% — менее 20 тыс. рублей и 10% — более 20 тыс. рублей.


Так, за период с 1 января 2001 года до конца III квартала 2008 года доля просроченной задолженности к общему объему кредиторской задолженности населения выросла по стране в целом с 2,34% до 3,25%, а в нашей республике — с 1,07% до 2,86%. Эти значения на сегодня далеки от критичных 10%, но темпы, с которыми в течение последних 6 месяцев мы стали приближаться к этой планке, не могут не вызывать опасений.

По самым разным оценкам, прирост неплатежей с октября прошлого года ежемесячно нарастает на величину от 6% до 100%. Такой разброс цифр, вероятнее всего, связан с региональными различиями развития банковской инфраструктуры, степенью совершенства систем управления кредитными рисками, прозрачностью отчетности кредиторов и с методикой расчета просрочки. Кроме того, приукрасить цифры порой любит и наш регулятор: подвинтит, подкрутит, где что не так, глядишь, и проценты стали ниже, и просрочка заметно поужалась.

Передовики производства

Наибольшая доля просроченных и невозвращенных кредитов уже на протяжении нескольких лет отмечается у таких банков, как «Хоум Кредит энд Финанс» и «Русский стандарт». Причина их лидерства довольно банальна — все дело в довольно агрессивной стратегии развития этих кредитных организаций, которые получили широкую известность и завоевали потребительскую лояльность за счет выдачи кредитов — «пятиминуток» в торговых точках. Несмотря на более высокие процентные ставки по ссудам, чем в менее рисковых банках, простота приобретения, например, холодильника в кредит очаровывала население настолько, что мало кто заранее задумывался о том, что «легкие» деньги тяжело нести.

Но винить только банки неправильно. Они просто очень чутко отреагировали на народный запрос, когда массовость продукта объективно вынуждала ставить процесс кредитования на поток, своего рода конвейер, где время для сбора конечного продукта было строго лимитировано.

Априори такая система стала питательной средой для аккумуляции рисков, реакцией на реализацию которых стал компенсационный механизм. Принцип его действия был достаточно прост: невозвраты и просрочка, допускаемые одними заемщиками, в виде дополнительного долгового бремени отягощали кошельки более надежных клиентов.

Выбить долг любой ценой

Основные методы, которые используют банки в ходе выбивания долгов, можно разделить на две большие группы: дружелюбные и воинственные.

К первой категории относятся всякого рода уговоры и разъяснительные беседы по душам. Они приносят свои плоды только в случае позитивной настроенности заемщика. Должники, которые ведутся на политику «пряника», как правило, являются людьми, временно нетрудоспособными, потерявшими работу или попавшими в трудную жизненную ситуацию. Они обычно сами проявляют инициативу и говорят банку о возникших сложностях. Полюбовное решение в виде, например, отсрочки платежей или реструктуризации кредита обычно примиряет стороны. Поэтому главное условие консенсуса здесь сводится к тому, чтобы кредитор пошел навстречу заемщику.

Ко второй группе можно отнести судебные преследования и разбирательства, которые являются наиболее мощным оружием банков. Обычно им достаточно легко доказать виновность клиента, но исполнение судебного решения оказывается очень нелегкой задачей. Часто заемщики успевают переоформить принадлежащее им имущество на других лиц, а сами по документам остаются едва ли не у разбитого корыта на попечении престарелых родителей — брать с них особо нечего, так что даже самый негуманный кредитор вынужден мириться с плохим долгом.

Поэтому для кредитора своего рода способом самострахования является предоставление ссуд под обеспечение, например, залог или поручительство. Но и в этом случае вероятность получить выданные средства и проценты по кредиту обратно не 100%-ая. Ведь заложенное имущество со временем обесценивается.

Наконец, упомянем и о популярном среди кредиторов методе жестких психологических атак. Он обычно особенно эффективен при определенных нарушениях со стороны заемщика. Так, факт предоставления поддельной справки о доходах при получении кредита может стать основанием для уголовного преследования по эпизоду мошенничества. Страх попасть за решетку у нормального человека пересиливает желание жить за чужой счет, и несговорчивый до того заемщик быстро погашает кредит. Такой сценарий развития событий более выгоден и для банка. Ведь если заемщик попадет за решетку, получить с него долг будет сложнее.

Коллекторское мастерство

С развитием рынка потребительского кредитования, основы функционирования которого были позаимствованы за рубежом, отечественным банкирам пришлось обратить внимание и на другое заграничное чудо — службы, специализирующиеся на возврате долгов, или коллекторские агентства. Они появились в нашей стране относительно недавно, и на сегодня их насчитывается всего несколько сотен, тогда как в США, которые стали пионерами в этом бизнесе, число таких организаций достигает 7 тысяч.

Схема их работы там достаточно отлажена. У просрочившего платеж клиента обычно есть 90 дней, в течение которых он общается с работниками банка, а на 91-ый день управление кредитом перепоручается коллекторам. Они, как правило, запрашивают себе в качестве вознаграждения от 20 до 50% суммы долга. Конкретная величина зависит от той стадии, на которой агентство подключилось к процессу выбивания кредита. Выгода для банков в этом случае заключается в оплате только конкретного результата: комиссию агенты получают после погашения заемщиком долга.

Однако на практике методы сотрудничества банков и коллекторских служб несколько шире. Так, встречаются случаи, когда коллекторы выкупают проблемные ссуды банков по низким ценам. Кредиторы в этом случае, во-первых, очищают свой баланс, во-вторых, получают сразу живые деньги. Также коллекторы часто работают в качестве консультантов по предупреждению выдачи банкирами рисковых кредитов.

Что касается России, то у нас институт коллекторства достаточно молод. Поэтому службам по выбиванию долгов часто приходится бороться за свое место под солнцем. Среди наиболее типичных трудностей сами коллекторы отмечают нехватку контактной информации для установления связи с недобросовестным заемщиком и правовую неурегулированность собственного положения. Последнее, как это ни парадоксально, создает определенные проблемы во взаимодействии коллекторов с кредитными организациями, которые тщательно следят за сохранением банковской тайны и стараются не афишировать факт сотрудничества с долговыми агентствами. Другой камень преткновения — отношения с судебными приставами, которые порой склонны идти на сговор с должником и недобросовестно выполняют свои обязанности.

Между тем законодательные пробелы развязывают руки и самим профессиональным выбивателям долгов и позволяют им использовать угрозы жизни и здоровью людей, их запугивание, избиение, вторжение в жилище без согласия должника, распространение о нем ложных сведений. Именно неоднократные факты нарушений прав человека со стороны коллекторов и вызывают пристальный интерес сотрудников Генеральной прокуратуры РФ к их деятельности. Выкупая низкокачественные долги, коллекторы их выбивают с большим трудом. Поэтому, стремясь к повышению эффективности собственной деятельности, они порой действуют по принципу «все средства хороши».

Между двух огней

Каждый банк сегодня по сути дела самостоятельно разрабатывает собственную систему погашения долгов и решает, обходиться ли ему собственными силами или обратиться в специальную службу. В «АК БАРС» Банке, например, в первые 3 дня просрочки с клиентом общаются по телефону, потом пишут ему письма, а спустя 60 дней с момента возникновения долга передают дело в службу безопасности, которая, если считает необходимым, направляет его в суд. В «Татфондбанке» поначалу заемщикам об их долге также напоминает телефонный звонок, а на более поздних этапах гражданам могут предложить перекредитоваться для возврата долга.

Кроме того, эффективными банковскими методами борьбы с невозвратами и их предотвращением являются сотрудничество с бюро кредитных историй, введение увеличенных (например, двойных) процентов за каждый день просрочки и повышение финансовой грамотности населения. Последнее, в частности, может быть особенно эффективно в ходе борьбы с первичным видом неплатежей по незнанию, с которыми обычно сталкиваются специальные подразделения кредитных организаций, когда клиент попросту забывает внести платеж или не вполне четко осознает механизм погашения кредита.

Другая группа методов связана с устранением инфраструктурных брешей в системе. Например, жесткая конкуренция между кредиторами за клиента снижает степень их бдительности, что становится благоприятной нишей для действий мошенников. Зоной для маневров недобросовестных заемщиков является и величина просроченного кредита. Если долг составляет $300-500, то проще списать его с баланса, чем тратить время, силы и средства на судебные разбирательства. А до коллекторов обычно доходят долги в размере от $2000.

И в ближайшем будущем у них, по всей видимости, работы не убавится. Во-первых, сокращение темпов прироста объемов кредитования автоматически вызывает рост относительной доли просроченных и безнадежных к взысканию долгов в общем кредитном портфеле. Во-вторых, экономический кризис уже отразился на платежеспособности некоторых заемщиков, и динамика эта будет только ухудшаться. Так, около месяца назад помощник президента России по экономическим вопросам Аркадий Дворкович заявил, что объем ипотечной просроченной задолженности по итогам этого года может превысить 5%.

Булат Бакеев, преподаватель кафедры банковского дела Казанского государственного финансово-экономического института, к.э.н.:

— В общем случае я считаю, что проблема просроченной задолженности — это проблема кредитной организации, которая выдала кредит. При отсутствии надлежащего обеспечения или надлежащего анализа платежеспособности заемщика ответственность за плохой долг должны нести те, кто принимал решение о предоставлении кредита. И это бремя несправедливо перекладывать на государство, то есть на всех налогоплательщиков.

Но трудности есть и в частностях, например, в специфике нашего менталитета: «страшен русский бунт, бессмысленный и беспощадный». В России банки могут начать решать проблемы с заемщиками самыми разными средствами, и это может вызвать ответную реакцию, которая при определенном сценарии выльется в какие-либо противоправные действия (случай с захватом заложников в одном из отделений «УРСА Банка» — первая ласточка).

Самое лучшее, что могло бы сделать государство в ближайшее время для решения данного вопроса, — срочно принять законы «О коллекторской деятельности» и «О банкротстве физических лиц», чтобы появились юридические основы для решения каждого конкретного случая.

Источник — tatcenter.ru
Фото — rambler.ru