На главную Все материалы Коллекторы пришли к директору

Коллекторы пришли к директору

9
0

Практика. Изучив слабые места «физиков», коллекторы переключаются на «юриков». Работа с просрочкой граждан как бизнес близка к стагнации, зато корпоративные неплательщики – возможно, настоящий Клондайк для собирателей долгов.

В одном небольшом тихом городе есть одно небольшое, но градообразующее предприятие. У которого еще совсем недавно имелись неисполненные обязательства на $6 млн. В досудебном порядке оно решительно ничего возвращать не собиралось, отправляя всех кредиторов в суд. Хождение по арбитражным инстанциям и общение с приставами могло занять около двух лет. Кредиторы обратились в коллекторское агентство. Там провели анализ предприятия и выяснили, что оно входит в состав некой финансовой группы. Руководитель этой финансовой группы вскоре получил письмо, в котором без всяких намеков говорилось, что задолженность будет взыскиваться через суд, а процесс будет широко освещаться в СМИ. Акценты в информационной кампании будут расставлены соответственно: задолжавшее предприятие – часть холдинга, в котором, очевидно, имеются финансовые проблемы, раз одна из его структур не платит по долгам. Коллекторы грозились также рассмотреть варианты продажи задолженности. Что больше напугало ру­ко­вод­ст­во группы: ущерб репутации или перспективы рейдерского захвата – неизвестно, но оно нашло деньги для исполнения обязательств «дочки».

По словам очевидцев, вся процедура «выбивания долгов» заняла два месяца и шесть дней. Конечно, все это сильно смахивает на корпоративный шантаж, но у коллекторов свои аргументы: прикрывшись кризисом, возвращать долги отказываются и вполне состоятельные заемщики. Собст­вен­но, в подтверждение этого тезиса они и привели пример.

Вместо людей юрлица. По мнению некоторых экспертов, уже через несколько месяцев специалисты по возврату долгов с граждан почувствуют стагнацию рынка, если не спад. Просроченная задолженность по организациям ра­стет динамичнее, чем по «физикам». По данным ЦБ, в период с 1 октября 2008-го по 1 февраля 2009 года по компаниям она увеличилась на 130,2%, тогда как по гражданам – на 24,6%. Кредитование населения между тем снижается. Вероятно, через какое-то время передавать коллекторам станет уже нечего, вернее, качество просрочки ухудшится настолько, что взыскать хотя бы ее часть будет почти невозможно. «Взыскивать становится все труднее, поскольку изменились сами заемщики, – признает директор по развитию бизнеса коллекторского агентства «Центр ЮСБ» Николай Иванов. – Думаю, примерно через полгода агентства ждет резкое падение объема работ. И тогда выиграют те участники рынка, которые накопили опыт взы­ска­ния корпоративной задолженности и соответствую­щие портфели долгов». «Если раньше банки и другие организации предпочитали работать с просрочкой компаний самостоятельно, то теперь в стремлении сократить издержки и сберечь каждую копейку они привлекают коллекторов», – говорит директор по развитию бизнеса агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» Ирина Поддубная.

Выбивание корпоративных долгов в среде коллекторов до недавнего времени считалось непрофильной деятельностью. И понятно почему: здесь используются совсем иные методы работы. «Это совершенно другой алгоритм взыскания, – рассказывает гендиректор Центра развития кол­лек­тор­ст­ва Дмитрий Жданухин. – В кредитном коллекторстве чаще всего присутствует конвейер – правильные законные угрозы и консультации, четкое распределение труда. То есть один сотрудник звонит должнику, другой к нему ездит, третий приставов уговаривает. А взыскание задолженности с организации часто сопровождает один человек». «Работа коллекторов с гражданами – это в основном переговоры и поиск компромисса, с организациями – тщательный анализ информации. Проводится оценка источников погашения, в том числе имеющихся у компании активов. К каждому юридическому лицу нужен индивидуальный подход, что тоже отличает работу с ними от взы­ска­ния долгов с населения», – объясняет Ирина Поддубная. «“Кнопка” физлица часто находится в его возможностях, а «кнопка» руководителя организации – в его бизнесе, – развивает мысль Дмитрий Жданухин. – Главе компании, задолжавшей денег, иногда достаточно объявить о том, что о его неплатежах узнают контрагенты».

И вот еще одна иллюстрация. Строительная компания приобрела технику и не расплатилась за нее. Коллекторское агентство, в которое обратилась пострадавшая сторона, выяснило, что предприятие возводит объекты для госструктуры. Удар пришелся по этой болевой точке: коллекторы пригрозили менеджменту уведомить заказчика о проблемах с задолженностью, что угрожало разрывом госконтракта. Более того, они пообещали отслеживать тендеры, в которых участвует организация, ставя в известность о ее проблемах конкурсную комиссию. Все это произвело сильное впечатление на должника – большую часть средств удалось вернуть.

Молодые долги. «Еще одно отличие – это сроки взыскания задолженности. Для физлиц в период кризиса они в среднем равны четырем-шести месяцам, для организаций – около года», – отмечает Ирина Поддубная. «Кризис «омолодил» передаваемую коллекторам задолженность, ее объемы выросли, у нас появилась возможность самим предъявлять требования. Например, поднять минимальную сумму долга», – говорит Николай Иванов. «Некоторые банки уже готовы продавать долги сроками от 180 дней. Год назад это было минимум 360–450 дней. То же самое касается и задолженности, с которой мы работаем на агентской основе», – свидетельствует директор по развитию бизнеса Столичного коллекторского агентства Артем Плохов. Что касается расценок, то оплата аутсорсинговой работы выросла, а стоимость продаваемых портфелей, напротив, упала. Это следствие ряда причин. Комиссия ра­стет в том числе из-за увеличения себестоимости коллекторских услуг. «Сейчас она в среднем равна 25–30% от объема взысканной задолженности. Максимальная же стоимость долгового портфеля составляет около 3–4% от его объема, а среднее значение намного ниже – 0,8–1,5%», – приводит данные Ирина Поддубная. По ее словам, в расчет цены закладываются и длительность просрочки, и риски падения платежеспособности заемщиков, и увеличение сроков взыскания. Учитывается и тот факт, что покупка каждого портфеля – по сути, инвестиционная сделка, которая требует денежных средств. «А это привлечение агентством займов, кредитов. Деньги сейчас стоят достаточно дорого», – поясняет специалист.

Феноменальная розница

Просрочка по корпоративным кредитам растет намного быстрее, чем по роз­ничным.
Мало того, у некоторых банков, активно кредитующих граждан, во время кризиса она даже снижалась. Так, «Русский стандарт» в октябре 2008 года уменьшил ее объем на 18% (с 25,9 млрд рублей до 21,2 млрд), Хоум Кредит энд Финанс банк в декабре – почти на 1 млрд, или на 7%. В ХКФБ дать пояснения отказались, а в «Русском стандарте» уклончиво заявили, что связывают это «с улучшением качества кредитного портфеля». Феномен можно объяснить по-разному. Во-первых, безнадежные ссуды со временем списываются в убытки кредитной организации. Во-вторых, банк мог продать проблемные активы заинтересованным лицам, например тем же коллекторам. Но вряд ли речь идет о повышении финансовой дисциплины заемщиков: после «аномального» снижения просрочка и у «Русского стандарта», и у ХКФБ вернулась к росту.

Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) подготовила законопроект «О коллекторской де­я­тельности в Российской Федерации».
Его авторы надеются, что он окажется на рассмотрении депутатов Госдумы уже этой весной. Ранее свой вариант предлагала другая организация – Ассоциация по развитию коллекторского бизнеса (АРКБ). По версии последней, этим бизнесом могут заниматься как организации, так и индивидуальные предприниматели. Главное – чтобы они вступили в одну из саморегулируемых организаций. НАПКА же в своем законопроекте оставляет право заниматься коллекторством только за юридическими лицами (при этом их учредителями не могут выступать кредитные организации, страховщики, государственные и муниципальные унитарные предприятия), зато допускает совмещение этого бизнеса с любыми другими законными видами предпринимательства. АРКБ, наоборот, считает, что собирание долгов, подобно банкингу и страхованию, должно быть исключительным видом деятельности для организации. По-разному в ассоциациях смотрят даже на определение коллекторства как такового. В АРКБ полагают, что оно не предусматривает возврат долга с помощью процедуры принудительного взыскания. НАПКА же не видит здесь препятствий.

Новый законопроект устанавливает и некоторые требования к финансовому состоянию коллекторов. Так, размер уставного капитала вновь регистрируемого агентства должен составлять не менее 1 млн рублей. Кроме того, НАПКА предлагает страховать риск профессиональной ответственности коллекторов перед должниками и кредиторами с лимитом не менее 10 млн рублей и заодно определяет, каким образом агент­ство может причинить вред своим «клиентам» и контр­агентам.
Законопроект НАПКА предполагает и кое-какие ограничения для коллекторов гуманистического свойства. Например, в случае принятия этого документа они не смогут беспокоить должника в период с 23.00 до 6.00. Мало того, если коллектор не знает, где в данный момент пребывает «подопечный» – в Мо­скве или, скажем, на Камчатке, – звонить ему он также не вправе. Кстати, если должник находится все-таки в столице, после звонка даже в 6.30 он все равно имеет право обратиться с жалобой, поскольку закон «О соблюдении покоя граждан и тишины в ночное время в городе Мо­скве» оберегает его сон в период с 23.00 до 7.00.

Источник — finansmag.ru